CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
   
 

что посмотреть

 
 

 

Когда в одном из книжных магазинов Лукки я увидела книгу Эмилиано Сарти о жизни и операх Джакомо Пуччини, то имя автора мне показалось очень знакомым. Полистав немного издание, я сразу же его купила. В последующие два дня не могла оторваться от увлекательнейшего повествования, в котором автор, посредством писем Пуччини, прослеживает не только рождение всех его опер, но и раскрывает для читателя личность великого композитора.

На следующий после прочтения книги день, в одном из кафе города мы беседовали с Эмилиано Сарти о его книгах, театре Джильо, русской литературе, Лукке, и конечно же о его великом соотечественнике.

***

Марина: Синьор Эмилиано, каким был театр Джильо в период вашего детства и юности?

Эмилиано Сарти: Я начал ходить в театр Джильо, когда мне было уже двадцать лет. В этом возрасте я только-только открыл для себя оперу. Летом 1973 года в Торре дель Лаго первый раз в жизни я послушал “Богему”. А первое посещение Джильо было связано с оперой Верди “Дон Карлос” и двумя неделями позже я слушал там же “Лючию ди Ламмермур” Доницетти. Это одни и самых яркий воспоминаний. “Дон Карлос” была очень длинной и закончилась в час ночи. В то время я еще не жил в Лукке и приезжал сюда на машине из небольшого городка в Версилье. Я был молод и столь позднее возвращение после спектакля домой, само по себе уже было событием для меня. Вот такое мое первое воспоминание о театре Джильо.

С тех пор я бываю в этом театре каждый год и послушал практически все оперы, которые шли на этой сцене.

М: Как у Вас появился интерес к опере?

ЭС: Собственно, благодаря музыке Пуччини. Ребенком 10 лет я занимался музыкой по классу фортепиано. Много слушал симфонической музыки, но никогда не было случая послушать оперу. В начале 70-х годов по телевидению я увидел многосерийный фильм о Пуччини, который снял Сандро Больки(Sandro Bolchi). Роль великого композитора в нём исполнил известный не только кино, но еще и театральный актер, Альберто Лионелло(Alberto Lionello). Это были пять серий, в которых звучало много музыки из опер Пуччини. Вот тогда-то у меня и возник интерес к личности композитора и его музыке. Мне стало интересно побольше узнать его, как человека, а потом ещё и как великого артиста.

С этого фильма началось не только мое знакомство с оперой, но и с Пуччини. В том же году в Торре дель Лаго я послушал “Богему”, которая произвела на меня невероятное впечатление. Вернувшись домой, я всю ночь провел за чтением либретто и утром практически знал его наизусть.

М: “Богема”- это по- настоящему прекрасное начало для знакомства с миром оперы!

ЭС: О да! С годами я оценил и другие оперы композитора. И сейчас, если бы я должен был ответить на вопрос о том, какая из опер Пуччини для меня самая любимая, я назвал бы “Девушку с Запада”, хотя долгие годы это место занимала “Богема”. Мое знакомство с миром оперы началось не с посещения театра, а благодаря художественному фильму. Именно с этого момента проснулся мой интерес к опере, сначала к операм Пуччини, а потом и других композиторов.

М: В Джильо часто ставили оперы Пуччини?

ЭС: На протяжении более чем ста лет в Джильо каждый год идут оперы Пуччини. Одна-две в сезон. При жизни композитора в театре были поставлены практически все его оперы, за исключением “Вилли”, “Триптиха”, “Ласточки” и “Турандот”, которые были представлены публике уже после смерти композитора: “Турандот” и “Триптих” в 30-е годы, “Вилли” в 1987 и “Ласточка” в 1971.

М: В своей книге "l mio mistero è chiuso in me" Вы рассказываете обо всех операх композитора. В 1891 году “Эдгар” шел на сцене Джильо 11 вечеров подряд. Этот факт меня невероятно впечатлил! Отчего так получается, что во времена Пуччини на сцене маленькой провинциальной Лукки оперные спектакли шли каждый вечер, сейчас же оперный сезон ограничивается тремя-четырьмя названиями и всего тремя повторами каждого из них? Как Вы думаете, в чем основная причина?

ЭС: Это серьезная проблема. Занимаясь изучением постановок опер Пуччини в Джильо я узнал, что в начале двадцатого века в месяц в театре было порядка 15 оперных спектаклей. Сегодня же их три-четыре на весь год. Причин несколько. Первая заключается в том, что в те времена не было иных развлечений. Не было ни телевидения, ни кино. Поэтому те, кто хотел приятно провести вечер, шли в театр и театр предлагал большой выбор. Вторая причина экономическая. В те времена существовали импресарио, которые находили средства для постановки спектаклей в различных театрах и инвестировали заработанные деньги в это дело, поскольку в этом заключалась их работа. Сейчас театры имеют спонсоров и государственные дотации, которые с каждом годом уменьшаются, а расходы на постановки увеличиваются. Каждый оперный сезон для провинциального театра, коим является Джильо, становится все сложнее, при том, что интерес к опере не уменьшился и залы всегда полные.

М: Любопытно, что в своей последней книге “Puccini al Giglio”, Вы описываете очень забавную историю, связанную с премьерной постановкой “Манон Леско” в Джильо. Процитирую: “Городской муниципалитет находился в затруднительном положении для поиска необходимых финансов и предложил публичный сбор средств на постановку оперы”. В сегодняшней Лукке не находится спонсоров, которые сделали бы возможным постановку опер великого соотечественника в его родном городе? В том числе и для того, чтобы сделать Лукку известной во всем мире?

ЭС: Думаю, что в общем, в отношении Пуччини делается достаточно много. С 1996 года в Лукке существует “Учебный центр Джакомо Пуччини”, который на данный момент уже многое сделал. Сейчас увидят свет несколько томов переписки композитора и широкой публике будут представлены ранее неизвестные письма композитора. Это серьезная и очень большая работа. Центром проводились важные конференции, как в Лукке, так и за её пределами, в особенности в юбилейные годы: в 2008 году к 150-летию со дня рождения композитора, в 2010 году к юбилею “Девушки с Запада” и “Мадам Баттерфляй”, этот год станет юбилейным для “Триптиха”. Дом-музей композитора - дом, где он родился и вырос, отреставрирован и открыт для посещения. Делается многое. Да и в самом театре Джильо каждый год ставится по крайней мере одна опера Пуччини и театр организует летние концерты, под названием “Пуччиниевские открытки”.

А так же, Фонд Джакомо Пуччини, существующий уже многие годы, ведет активную деятельность. Оперы в Джильо ставятся, благодаря участию различных спонсоров.

М: Вы правы. В городе проводят различные мероприятия, связанные с Пуччини, но известны они в основном лишь посвященным и подготовленным в этой области людям. Все остальные, приезжая в Лукку, не смогут сразу понять, что попали в родной город Пуччини. Многие итальянцы, среди которых люди обладающие музыкальным образованием, даже не знают что Пуччини родился в Лукке и провел здесь первые 22 года своей жизни. Они уверены, что родина великого композитора в Торре дель Лаго. Возможно, в городе недостаточно визуальной информации: манифестов на улицах города, каких-либо указателей, дающих сразу понять каждому приезжающему, что он попал в город Пуччини?! Так, как это происходит, когда ты попадаешь в Зальцбург и сразу понимаешь, что это город Моцарта. Сейчас многие путешествуют самостоятельно и для таких туристов, наличие визуальной информации в городе очень актуально.

ЭС: Мне сложно ответить на этот вопрос с точки зрения туриста. Однако, от друзей которые непосредственно связаны с туризмом и музейной деятельностью я слышу, что уже долгие годы туристы приезжающие в Лукку, посещают дом-музей композитора и число посетителей растет год от года. Вероятно, в туристическом секторе информации достаточно. Ничего не могу сказать относительно тех туристов, которые посещают Лукку самостоятельно, без тур сопровождения, возникает ли у них такое же ощущение, как и у Вас. Возможно, что какой-то информации недостает. На Пиаццале Верди(Piazzale Verdi) в офисе туристической информации все могут получить необходимую информации относительно достопримечательностей и мероприятий проходящих в городе, в том числе и ту, которая относится к Пуччини. К тому же, в течение года в связи с различными важными датами, работа музея и театра активизируются.

Сейчас ситуация улучшается. Когда я переехал жить в Лукку, а с того момента прошло 40 лет, положение вещей было иным. В Лукку приезжало значительно меньше туристов, она была менее туристической и как следствие, и о Пуччини практически никто и ничего не знал. О том, что Лукка родной город великого итальянца, знали лишь те, кто ходил в оперу. В наши дни я думаю, ситуация заметно улучшается.

М: Вы много времени посвятили изучению биографии Пуччини. Как Вы считаете, почему в основе практически всех опер Пуччини драматические истории и лишь одна, короткая опера ”Джанни Скикки” комическая?

ЭС: Вопрос, который Вы мне задали является одной из самых обсуждаемых тем. Постараюсь ответить на него, как можно яснее. Оставляя в стороне трактовки психоаналитического характера, которые мне видятся порядком преувеличенными, хотя в прошлом они и имели большой успех, думаю, что основная причина в характере самой мелодрамы, которая, естественно, предусматривала трагический финал. Опера Пуччини - это чувственная драма, человеческая драма и сам сюжет либретто позволял композитору создавать эмоциональное и драматическое воплощение в музыке. Пуччини очень привлекали подобные сюжеты. В то время как Верди обращался к мужеству, могуществу и пафосу, Пуччини требовал страстных и трогательных тем, в центре которых были бы простые и скромные персонажи, но и у Пуччини есть исключения. Тип либретто, который мог удовлетворить эти запросы был мелодраматическим. Пуччиниевские героини нежные и хрупкие создания, которым все время уготован трагический финал. И в этом Пуччини находит предпосылки так же и в вердиевском театре, в некоторых вердиевских героинях: Луизе Миллер, Виолетте, Джильде, Леоноре.

Но в какой-то момент композитор обращается к другому направлению, в котором любовь приводит не к смерти, а к освобождению, к триумфу и жизни. Тому пример: “Девушки с Запада” и “Турандот”. В первом случае Минни удается убедить золотоискателей освободить бандита и вдвоем они отправляются в новую жизнь. Во втором - это финал Турандот, который Пуччини не успел завершить и который предполагает, что "ледяная" принцесса влюбляется в Калафа. Многие думают, что настоящий финал "Турандот" - это сцена смерти Лиу, но это ошибка, которая уводит от верного понимания этой оперы. Турандот заканчивается торжеством любви и жаль, что маэстро не суждено было завершить эту работу. "Джанни Скикки" - это иной случай, относящийся к жанру комической оперы, жанр имеющий в Италии многолетнюю традицию.

М: О жизни Пуччини написано много различных книг. Почему Вы решили обратиться именно к этой теме?

ЭС: С просьбой написать книгу о Пуччини к 150-летию со дня рождения композитора (“Il mio mistero è chiuso in me"), ко мне обратилось одно известное издательство Лукки. Книга была раскуплена за очень короткий промежуток времени, а второе издание мне предложил сделать новый издатель. Но идея состояла в том, чтобы написать не очередную специальную литературу, а книгу обращенную к широкому кругу читателей, в том числе и к тем, кто вообще никогда не был знаком с Пуччини.

А вот идея написания книги “Пуччини в Джильо” ("Puccini al Giglio”) пришла мне в голову в процессе написания “Il mio mistero è chiuso in me”. Мне было очень любопытно узнать, какой была связь композитора с его родным городом, посредством театра. Я начал с анализа первых 10-12 лет пуччиниевских постановок в Джильо и пошел дальше. Книг о Пуччини действительно очень много, а вот о театре Джильо и о пребывании в нем Пуччини, нет ни одной.

М: Среди всего многообразия книг о Пуччини, какие Вам видятся наиболее полными и интересными?

ЭС: Это те издания, что я процитировал в библиографии к моей книге.

Англичанин J. Budden, президент центра изучения Пуччини, который жил во Флоренции и умер 10 лет назад, написал потрясающаю книгу о жизни Пуччини, опубликованную в издательстве Carocci, которая так и называется “Пуччини” ("Puccini”).

Книга Dieter Schickling, из Франкфурта, " Джакомо Пуччини, жизнь и искусство" ("Giacomo Puccini, la vita e arte”).

И прежде всего,"Giacomo Puccini" M. Carner, опубликованная в 1958 году. Эта книга стала одной из первых важных книг, которые я прочитал о жизни Пуччини. Это первая, действительно научная работа о жизни композитора, его операх, с анализом его произведений. Помню, что одолжила мне её на время одна пожилая синьора из моего города, которая была большой поклонницей Пуччини.

М: Когда Вы получили предложение написать книгу о Пуччини, прославленном во всем мире композиторе, не страшил ли Вас груз ответственности по отношению к артисту, о котором написано уже немало различными авторами?

ЭС: Страх соприкосновения с огромным биографическим миром Пуччини, опасение написать что-то ненужное, поскольку о Пуччини столько всего уже написано, был велик. Я долго думал, прежде чем взяться за написание книги. Задумался собственно о тех читателях, которые с Пуччини не знакомы и понял, что именно для них эта книга могла бы стать путеводителем в мир великого композитора без излишних сложностей. Такой подход подстегнул меня и вселил уверенность идти вперед. Я дал почитать готовую книгу некоторым моим ученикам, с которыми каждый год мы ходили слушать оперы Пуччини в театр Джильо. И благодаря им я понял, что собственно достиг своей цели - написать книгу для тех, кто с Пуччини не был знаком.

М: С какими трудностями Вы столкнулись при написании книги?

ЭС: Самой большой сложностью было начало, потому что мне хотелось избежать пересказывания уже известных всем фактов биографии и баек о жизни Пуччини.

М: А эти байки имеют под собой реальную основу?

ЭС: Очень может быть что, как это описано во множестве биографий Пуччини, он начал заниматься музыкой потому, что отец складывал на клавиши фортепиано монетки и Джакомо, собирая эти монетки, довольно быстро познакомился с клавиатурой. Допустим, что все эти легенды правда, но так ли это всё важно для того, чтобы узнать Пуччини? Нет! В биографиях композитора, особенно старых, этим вещам уделяется очень много внимания и бывало, что и у меня нет-нет, да и проскакивало что-то подобное, однако я старался избежать того, чтобы моя книга стала рассказом всем известных баек и тем. Сначала, в особенности из переписки композитора, я должен был представить читателю истинного Пуччини. А потом еще и постараться избежать общеизвестных фактов, таких как: Пуччини - страстный любитель охоты, озера Массачуколи, автомобилей. Это все меня мало интересовало и не имело никакого значения для понимания Пуччини музыканта. Мне хотелось показать, как рождались его оперы и рассказать о тех моментах его жизни, которые привели его к созданию опер.

Основной сложностью при создании второй книги, был сбор необходимого материала: мне необходимо было найти все газеты с 1891-го по сегодняшний день, в которых было упоминание об оперных постановках на сцене театра Джильо, для того чтобы найти имена певцов, режиссеров и дирижеров, дат постановок и тд. Это была огромная и серьезная поисковая работа и я проводил дни напролет в библиотеках в поисках материалов. Эта сложность была перманентной, вплоть до написания последней страницы книги (прим: речь идет о книге “Puccini al Giglio. le opere di Puccini al teatro di Lucca”).

М: Как и почему Вы стали писать книги?

ЭС: Всю жизнь я работал преподавателем греческого и латыни в классическом лицее, сначала в Виареджо (Viareggio), а потом в Лукке (Lucca). Моей первой книгой стала “Любовь и смерть в греческой лирике” ("Amore e morte nella lirica greca”). Написал я её в 90-е годы, но вышла она только в 2010 году, потому что долгое время я не мог найти издателя. Со студенческих времен я был увлечен греческой поэзией и увлечение писать книги родилось параллельно с моей преподавательской деятельностью.

М: Трудно ли было найти издательство и убедить его напечатать Вашу первую книгу?

ЭС: Сложнее было найти издательство, чем написать книгу. Я потратил на это годы. Сейчас многие люди пишут и издатели завалены тысячами предложений, среди которых очень сложно сделать выбор. При такой ситуации многие стоящие авторы, я не имею ввиду себя, остаются за бортом. Тот, кто не известен, не имеет имени, остается неизвестным никому, даже если пишет замечательные произведения.

М: А Эмилиано Сарти сегодняшнего дня - кто он?

ЭС: Сейчас я счастливый пенсионер, уже два года. С тех пор, как я не преподаю, все свое свободное время я посвящаю написанию книг и чтению. Пишу и читаю.

М: Что пишете и что читаете?

ЭС: Сейчас я пишу книгу о “Метаморфозах” Овидия и в планах еще одна об “Одиссее” Гомера. Читаю понемногу все: произведения и свежие публикации из мира классической музыки и Пуччини. Одно из последних прочитанных произведений о императоре Аугусте, Лучиано Канфоры (Luciano Canfora), который был профессором греческой литературы в университете города Бари. Читаю романы, которые попадают мне в руки и возбуждают мой интерес. Мне очень нравится итальянская литература двадцатого века и южноамериканские авторы. Из произведений Марио Варгаса Льосы (Mario Vargas Liosa) очень понравились “Скромный герой”, “Похождения скверной девчонки”, “Город и псы”. И потом, мне нравится русская классика: Достоевский, Толстой. Я раза два-три прочитал Анну Каренину.

М: Вы не находите Достоевского достаточно сложным для понимая писателем?

ЭС: Толстой мне нравится много больше. Достоевский требует не малых усилий. “Идиот”, “Братья Карамазовы” - это гораздо более сложная литература.

М: С русской литературой Вы знакомы со школьных лет?

ЭС: Нет. Я познакомился с ней в более зрелом возрасте.

М: В современной итальянской школе изучают русскую классику?

ЭС: Да, но в основном Толстого и Достоевского. Когда я учился в школе, то мы изучали исключительно итальянских авторов. Но в последнее время, антологии по итальянской литературе включают в себя и зарубежных авторов. Время от времени появляются краткие выдержки из произведений наиболее значимых иностранных авторов, поэтому есть так же возможность поговорить и об иностранной литературе. Некоторое время я преподавал еще и итальянский язык. По окончании средней школы, когда дети становятся старше, я советовал всем прочитать сначала «Анну Каренину», а затем «Войну и мир». Иногда предлагал своим ученикам почитать тексты и других русских авторов, такие как «Доктор Живаго» Пастернака.

М: По вашему мнению, есть ли интерес у современных итальянских школьников к русской литературе или она слишком сложна для них? И от чего зависит выбор произведений?

ЭС: Мои ученики говорили мне о том, что их пугает объем произведения. Я советовал начинать им, например, с “Униженных и оскорбленных” Достоевского, не слишком длинного произведения. Я помню, что лет 10 назад некоторые издательства выпускали книжечки, которые содержали выжимку из романа, некоторые отрывки. Основная сложность для учеников - это объем произведения, но один раз преодолев эту трудность, они с удовольствием читают потом русскую литературу. А потом, я ведь всегда преподавал в классическом лицее, а это тот тип школы, где ребята много читают и им достаточно лишь посоветовать название произведения. Мои студенты много и с удовольствием читали. В этом плане мне повезло всегда иметь очень мотивированных на чтение учеников.

М: Синьор Сарти, я благодарю Вас за нашу беседу и надеюсь что “Пуччини в Джильо” не последняя Ваша книга о великом соотечественнике!

ЭС: “Пуччини в Джильо” будет дополняться год от года новой информацией, поскольку каждый год в театре идут новые постановки опер Пуччини. Нынешнее издание завершается 2017 годом, но с моим издателем мы решили делать дополнения каждые четыре года.


Марина Николаева/ Лукка, май 2019 года
перевод с итальянского Марины Николаевой

 
 
Copyright (c) 2015-2019 cittadipuccini.ru. All rights reserved.