CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
 
 
 

что посмотреть

 
 

 

"Музыка прекрасна, а прекрасное приносит радость"

Федерико Николетта

***

Мои дорогие читатели,

сегодня я представляю вашему вниманию интервью молодого итальянского пианиста Федерико Николетта (Federico Nicoletta). В своей работе он чрезвычайно серьезен, профессионален и организован. В повседневной же жизни это общительный, жизнерадостный, открытый, умный, образованный человек и отличный собеседник.

На этот раз я решила обойтись без официальных представлений. О Федерико вы все узнаете сами, прочитав нашу с ним беседу. Мне хотелось бы добавить только одно. Когда я готовила к публикации это интервью, я не переставала думать о том, какую важную роль в его становлении как музыканта и как личности сыграли его родители. Я думала о родителях Федерико, которые преодолевая бесконечные трудности, сумели дать всем троим детям музыкальное образование и привить им любовь к прекрасному. Каждый раз прослушивая заново запись нашего с ним разговора, я думала о том, что ему посчастливилось вырасти в атмосфере величайшей культуры, которая является основой не только для каждого человека, но и для всего государства в целом.

Когда-то великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский написал, что "Красота спасет мир". Но был прав и Федерико, когда сказал, что "красота приносит радость".

Читайте Достоевского и приходите на концерты Федерико Николетта, потому что "красота приносит радость" и он умеет дарить эту радость публике!

***

Марина: Концерт "Да здравствует Верди!", который прошел в Лукке 5 мая имел огромный успех. Оратория (Oratoria degli Angeli Custodi) не смогла вместить всех желающих и еще долго после начала концерта люди продолжали приходить. Вы с Симоне (прим. автора: Симоне Николетта (Simone Nicoletta), флейтист, младший брат Федерико) подарили публике море эмоций. Ты доволен тем, как прошло ваше выступление?

Федерико: Да, концерт прошел хорошо. Публика на самом деле принимала нас очень тепло. Вердиевскую программу всегда принимают очень хорошо, поскольку она составлена из наиболее известных произведений композитора. Мы исполняли ее уже не раз. В этом концерте принял участие еще и тенор. Это был новый для нас опыт и я бы сказал, что он был удачным.

М: Ты сказал, что вы уже исполняли эту программу.

Ф: Да, мы уже не раз играли программы полностью составленные из произведений итальянских композиторов. В 2011 году к 150-летию Объединения Италии исполняли не только произведения Верди, но и сонату Рота и парафразы на тему известных итальянских композиторов XIX века и знаменитое "Венеция и Неаполь" Ференца Листа.

В 2013, в год празднования 200-летия Джузеппе Верди, нас пригласили дать концерт в Королевском Театре Пармы. В программу выступления было включено много переложений и парафразов на тему произведений великого итальянского композитора, в том числе и знаменитый, на тему оперы "Риголетто", Ференца Листа, который я никогда не исполнял ранее. Последними произведениями, которые мы добавили в программу, стали прелюдии из "Макбета", "Двое Фоскари" и "Разбойников", а так же увертюра к "Силам судьбы", которую мы уже играли в Лукке.

Выбор этих произведений и переложений музыки Верди для кларнета и фортепиано был не случайным. В сентябре 2012 года вместе с двумя замечательными музыкантами, Коррадо Джуффреди (Corrado Giuffredi), первым кларнетом и Энрико Фагоне (Enrico Fagone), первым контрабасом Orchestra della Svizzera Italiana, я принимал участие в записи фильма посвященного великому композитору. Он был показан на телеканале LA1 и по телевидению Швейцарии. Съемки проходили в Буссето, в доме Барецци и в Королевском Театре Пармы. Для меня это был интереснейший опыт работы с исключительными музыкантами и командой по-настоящему больших профессионалов, которые трудились над созданием фильма.

Благодаря Джуффреди, по случаю той записи мы расширили репертуар для кларнета. В оригинале прелюдии и увертюры были написаны для оркестра и имеют тембральные особенности, однако благодаря переложениям для кларнета и фортепиано, великолепно сделанным Микеле Мангани (Michele Mangani), стало возможным показать новые и практически скрытые стороны этой музыки, которые в камерном переложении становятся заметны естественным образом.

М: В вашей семье трое детей. Ты и твой младший брат Симоне музыканты.

Ф: На самом деле, мы все трое музыканты. Моя младшая сестра Ивана скрипачка. Она играет в оркестре Королевского Театра Турина.

М: Невероятно! Ваши родители музыканты?

Ф: Мой отец трубач и преподает музыку в средней школе, а мама преподаватель в младших классах.

Когда мой папа был ребенком в его родном городе существовала музыкальная группа и он как многие ребята, начал играть в ней. А потом всерьез увлекся музыкой и решил основательно заняться обучением. Он был уже достаточно взрослым человеком, когда принял это решение. А потом выиграл конкурс на место преподавателя музыки в школе и таким образом музыка стала его работой.

М: А как получилось что все трое детей решили стать профессиональными музыкантами?

Ф: В этом большая заслуга моего отца, который будучи трубачом, не стал преподавать нам основы игры на трубе, а решил начать наше обучение музыке с игры на фортепиано. Это наиболее привлекательный для ребенка инструмент поскольку едва коснувшись клавишей, ты получаешь готовый звук. Обучение игре на нем дает достаточно обширные знания и видение предмета. И несмотря на то, что Ивана с Симоне прозанимались совсем недолго игрой на фортепиано, эти уроки им очень помогли в их дальнейшем обучении.

Я же стал ходить заниматься к педагогу в нашем городе, а через некоторое время мой папа, проконсультировавшись со своими коллегами музыкантами, решил отвезти меня в Неаполь к одному из лучших преподавателей. Так я стал заниматься более основательно. Мне было 8 лет и у меня уже был свой небольшой "репертуар", но не было четко поставленной техники.

Дочка моего преподавателя была замечательной скрипачкой и однажды жена моего педагога сказала: "А почему бы и твоей сестре не заняться игрой на скрипке?" Так Ивана стала обучаться игре на скрипке. А моему брату эта синьора предложила попробовать себя в игре на виолончели, но у него не было особого интереса к этому музыкальному инструменту. Он хотел учиться играть на кларнете. Поэтому, если кто самостоятельно и выбрал для себя музыкальный инструмент, так это Симоне.

Надо сказать что мы не сразу поняли, что хотели бы стать профессиональными музыкантами, скорее наоборот. Я принял такое решение достаточно поздно. Я всегда серьезно подходил к занятиям музыкой, однако по окончании лицея не мог для себя окончательно решить продолжать ли свое музыкальное образование или поступать в Университет. Мне нравилось и то и другое. Я хотел заниматься химией или физикой и для меня решение стать музыкантом далось совсем непросто. В один прекрасный момент я сказал себе: "Позанимаюсь пару лет музыкой, чтобы понять принесут ли эти занятия какие-то результаты. Если нет, то оставлю это дело и поступлю в Университет". Потом что-то стало получаться и я решил продолжить свое музыкальное образование.

Я первым в нашей семье принял решение стать музыкантом. И когда это произошло, мой отец был растерян и не раз переспрашивал меня, на самом ли деле я хотел бы посвятить свою жизнь этой профессии. Но в то же время он дал мне возможность принять это важное решение самостоятельно, впоследствии одобрив его.

А вообще я мог бы сказать так: "Мы стали заниматься музыкой просто потому что музыка прекрасна, а прекрасное приносит радость".

М: Не возникало ли у тебя когда-нибудь желание заменить фортепиано другим музыкальным инструментом?

Ф: Да, часто. У фортепиано масса достоинств, но есть и недостатки. Например, по сравнению с человеческим голосом, или со струнным или духовым инструментом, один раз произведенный звук не может быть преобразован определенным образом. Можно воздействовать на него немного с помощью правой педали, но невозможно взять ноту и сделать крещендо или варьировать вибрато. И это показательное ограничение. К тому же фортепиано ударный (прим. автора: по классификации фортепиано является клавишно-ударным инструментом) инструмент, несмотря на то что мы стараемся свести эту ударность к минимуму.

М: На момент когда ты начал обучаться игре на фортепиано у тебя было уже увлечение музыкой?

Ф: Игра на фортепиано скорее была увлечением сродни тем, которые дети испытывают к обыкновенным детским играм. Думаю что изначально это был выбор моего отца, но достаточно быстро и мне стало нравится это занятие и я находил в нем что-то особенное для себя, чего не было в других вещах. Игра на инструменте была с радостью потраченным для меня временем. Кроме того, в нашей семье занятия музыкой шли в ногу с общим культурным образованием, в особенности с чтением литературы. Я всегда много читал. Сложно объяснить откуда у меня такое увлечение музыкой. Однако, несомненно в этом заслуга моих родителей, которые привили нам музыкальную культуру помимо нашего общего воспитания.

Городок, в котором я родился и вырос, находится в провинции Салерно. Численность его населения всего 2000 человек. Конечно же в нем никогда не проходило никаких масштабных культурных мероприятий и ходить-то особо было некуда. Поэтому в основном наша музыкальная культура, как часто сейчас случается, формировалась посредством музыкальных дисков и видеокассет.

М: Где ты учился и почему твои родители приняли решение переехать в Парму?

Ф: Я начал обучение музыке с моим отцом. Затем, как я уже сказал, я получал музыкальное образование в Неаполе. Потом была еще была учеба и работа в Сполето и одновременно с этим посещение курсов усовершенствования в музыкальной школе во Фьезоле, куда мы ездили все втроем и два раза в месяц поездки во Флоренцию. Для учебы во Флоренции каждый раз нам приходилось совершать серьезное путешествие: сначала мы проделывали полуторачасовой путь на машине, а затем еще 6 часов ехали на поезде до самого города.

В последствии была еще учеба и работа в Милане.

Что касается переезда в Парму, то, здесь все сложилось следующим образом. Моя мама получила место преподавателя начальной школы в этом городе. В тот период Симоне уже начал учиться в Модене у Коррадо Джуффреди (Corrado Giuffredi), а Ивана работала в Тоскане. Таким образом, все трое детей находились все время между Тосканой и Эмилией Романьей, в достаточно насыщенном культурном пространстве и с хорошими перспективами на будущее. Мой отец взвесив все за и против и понимая что домой мы могли приезжать достаточно редко, решил перехать в Парму. Надо сказать, что и сейчас мы редко бываем дома все вместе, но все же видимся гораздо чаще, чем это было бы, если бы мы остались жить на юге Италии.


М: А твои соседи как относятся к твоей страсти к музыке? Они её разделяют или принимают со смирением?

Ф: (смеется) Отличный вопрос! Мои нынешние соседи (мы только переехали) кажутся достаточно толерантными и спокойными, но предыдущие поначалу демонстрировали минимум понимания, а потом и вовсе пытались препятствовать моей игре. К счастью, в конце концов, мы нашли обоюдное решение: со звукоизоляцией стен и инструмента и четким расписанием моих занятий. Несколько раз все же они звонили к нам, вменяя мне в вину то, что я заканчивал занятие на 5 минут позже установленного расписания. Кроме того мне не разрешалось играть по воскресеньям и по всем остальным праздничным дням. Надо сказать что это был не самый приятный опыт общения с соседями.

М: Сколько часов в день ты обычно занимаешься?

Ф: У меня нет четких установок. Каждый день мне нравится открывать для себя что-то новое, совершать новые "путешествия". А кому не нравится путешествовать? Это то, чем я занимаюсь с большим удовольствием и для чего всегда нахожу время. Очевидно что не всегда я уделяю своим занятиям столько времени сколько мне хотелось бы, но когда получается, могу посвятить этому целый день. Хотя, надо признаться что сложно сохранять концентрацию внимания более 5-6 часов.

Кроме того, часть занятий происходит не непосредственно за инструментом: во что входит так же чтение литературы и прослушивание произведений. Следовательно, непросто ответить на вопрос сколько часов в день я занимаюсь, потому что сложно обозначит этот отрезок времени.

М: Как ты работаешь над подготовкой нового произведения?

Ф: Я стараюсь познакомиться с максимально возможным количеством произведений выбранного мною автора. Например, если я должен разучивать произведение Шуберта, то я прослушиваю как можно больше его симфоний, читаю и слушаю его Песни(Lieder). После этого я возвращаюсь к работе непосредственно над разучиваемым произведением, пытаясь составить общее представление о нем. Это подготовительная работа, требующая нескольких часов и позволяющая мне понять какова структура произведения и в каком направлении я должен двигаться. Или же я пытаюсь представить себе музыкальное произведение, как историю в картинках, чтобы понимать в каком месте этой истории я нахожусь в каждый последующий момент времени. Скорее всего она претерпит многократные изменения, прежде чем я окончательно выучу произведение и будут иметь о нем более глубокое представление. Но сам подготовительный процесс дает мне огромное количество новых знаний. Ведь я не только учу музыкальный фрагмент, но и пытаюсь понять почему он находится именно в этой части произведения, именно в этой части истории. И это очень полезная, нужная и важная работа.

М: Что тебе помогает глубже понять музыку композитора, чье произведение ты будешь исполнять?

Ф: Мне очень помогают литература и живопись того периода времени и той страны, откуда родом композитор исполняемого мною музыкального произведения. Например, чтобы выучить Шуберта я сначала прочитал Гете и других поэтов и писателей, у которых композитор заимствовал тексты для своих Песен. Было очень полезно познакомиться с произведениями немецких или австрийских писателей, современников Шуберта, для того чтобы понять чем они жили в тот период времени, о чем думали.

И с итальянской музыкой я проделываю тоже самое, несмотря на то что я сам итальянец. Безусловно, Верди итальянский композитор, но он еще является и композитором XIX века. А значит мне хочется попытаться понять, как Верди толковал Шекспира, как он его изучал с точки зрения итальянца жившего в том столетии. И это интереснейшее культурологическое исследование, которое позволяет мне "пожить" жизнью всех этих людей, окунуться в их мир и в то время. А для меня это еще и невероятное обогащение, которое происходит посредством музыки.

М: Как ты считаешь, возможно ли найти наилучшее исполнение музыкального произведения?

Ф: Каждый раз, когда исполнитель играет произведение он пытается сделать так, чтобы именно в этот момент оно было сыграно наилучшим образом. Очевидно, что это исполнение является лучшим из тех, что он сумел найти лишь на данный момент. Я не знаю, возможно ли найти окончательный вариант исполнения. Конечно же, музыка уже написана, однако наши с ней взаимоотношения меняются от раза к разу. Даже при всем уважении к уже написанному произведению, теоретически мы должны адаптировать себя под него, а не музыку под нас. Невозможно не привносить в исполняемую музыку частичку себя самого и учитывая что мы все время меняемся, наши с ней взаимоотношения тоже все время будут разными. Тоже самое говорили в уже зрелом возрасте и известные музыканты. Очень интересно слушать записи одного и того же произведения в исполнении молодого и пожилого Рихтера, или Горовица. Это на самом деле бесподобно.

М: В исполнении, по твоему мнению, есть место импровизации?

Ф: Сейчас мы гораздо более привязаны к партитуре. Однако 80-90 лет назад и особенно в XIX веке все пианисты, которые играли то или иное произведение, в какой-то степени видоизменяли то, что играли. Например Лист. Практически во всей музыке, к которой он прикасался чувствовалось его влияние на музыкальное произведение. Однако, даже следуя написанному в партитуре, есть безумный диапазон свободы. То есть: это надо играть forte, а это piano. Для исполнителя нет необходимости делать наоборот, но всего лишь насколько forte? Или насколько piano?

М: Значит ты чувствуешь себя немного композитором, когда исполняешь музыкальное произведение?

Ф: Да, и это пожалуй самый чарующий момент в исполнительстве. Скажем так, что это наиболее созидательная часть того что мы делаем, потому что все остальное уже написано композитором. Одно и то же произведение можно исполнить по-разному, расставляя каждый раз разные акценты. И таких вариантов исполнения может быть несколько. И на публике ты каждый раз стараешься выбрать как сыграть на этот раз, на чем сделать акцент. Можно сделать музыкальную фразу чуть более длинной или короткой. Или же она будет звучать более тревожно или чрезвычайно спокойно. Следуя всему тому что написал автор возможно посмотреть на муз произведение под иным углом зрения. Это как смотреть на картину освещая ее на расстоянии 10 сантиметров, а потом перенести это освещение на метровое удаление от неё. В каждом случае мы увидим различные детали. И не факт, что свет поставленный на метровом расстоянии, который освещает всю картину, лучше того который находится на расстоянии 10 см от нее, но дает возможность разглядеть как следует детали. Это два разных способа видения и каждый выбирает для себя тот что представляется ему более правильным по отношению конкретному произведению. В этом и заключается красота исполнения.

М: Как ты готовишься к выходу на сцену: предпочитаешься остаться один и сосредоточиться на музыке?

Ф: В разные дни по-разному. Это зависит от программы, которую я должен сыграть, от того что за люди меня окружают в этот момент. Пожалуй за несколько минут до начала концерта я предпочитаю побыть один, чтобы сконцентрироваться. К счастью, на данный момент у меня нет каких-либо строгих правил. Чрезмерно жесткие правила заставили бы меня еще больше волноваться: а если у меня не получится остаться одному перед концертом, что тогда?

Очевидно, что я должен быть собран и сконцентрирован, однако основная работа уже проделана в период подготовки. И если я выучил все хорошо, то я относительно спокоен. Достаточно сложно себе представить, чтобы произошло что-то сверх ординарное за мгновение до начала выступления.

М: А как ты восстанавливаешь силы после концерта?

Ф: Обычно концерты проходят вечером. Если рядом нет друзей, то мне нравится прогуляться по ночному городу. Если же со мной друзья, то после выступления мы идем куда-нибудь вместе поужинать и пообщаться. Я очень люблю такие моменты.

М: Кто твои любимые композиторы?

Ф: Это слишком сложный вопрос. Думаю, всем музыкантам трудно на него отвечать. Для меня самым замечательным является тот композитор, произведения которого я разучиваю в данный момент. Например сейчас я учу "Скитальца" (“Wanderer Fantasie”) Шуберта и Сонату Листа, и в данный период времени они мне кажутся самыми удивительными и неповторимыми. Однако Бах или Моцарт без преувеличения основополагающие для истории музыки композиторы. Вчера я немного играл Женитьбу Фигаро. В самом деле, все что оставил нам в наcледие этот великий австрийский композитор гениально! И потом, зачем выбирать? В этом нет необходимости. Я могу играть и слушать их всех. И это прекрасно.

М: А сейчас какого композитора ты ощущаешь ближе тебе по духу/по состоянию души?

Ф: Мне очень нравится Шуберт. Сложно объяснить почему. Наверное потому что своей музыкой композитор передает массу чувств и невероятных характеров. Последнее время я разучивал многие из его песен, которые способны пробудить самые разные эмоции. Другая особенность его музыки заключается еще и в молниеносной смене совершенно противоположных чувств. Особенно сильное воздействие в этом плане оказывает на меня духовные произведения Шуберта. Сам композитор дает великолепное описание этому: "Когда я пел о любви, она приносила мне страдания, когда я пел о страдании, оно превращалось в любовь. Так любовь и страдания раздирали мне душу". Все это меня бесконечно восхищает.

И конечно же я бесконечно люблю Баха.

М: Если бы у тебя была возможность путешествовать во времени, с кем из великих исторических персонажей или музыкантов прошлого ты хотел бы поговорить и о чем?

Ф: Думаю с Листом.

М: Не с Бахом?

Ф: Да вот я как раз не мог решить. Пожалуй, мне пришлось бы выбирать из них двоих. Для меня было бы непросто спрашивать о чем-либо у Баха, потому что Бах - это вселенная, которую как мне кажется я не достаточно знаю. Лист же напротив, был тем кто положил начало концертированию в том виде, как мы его сейчас понимаем. И без сомнения, это тот композитор, с которым я знаком много лучше Баха. Жизнь Листа была невероятно интересной и сам он был человеком высочайшей культуры. Меня бесконечно восхищает именно образ его жизни. С ним мне бы хотелось поговорить о многих вещах: как о музыке, так и о жизни.

М: Маэстро Клаудио Аббадо дирижирует всегда по памяти (без партитуры) объясняя это тем, что таким образом он достигает наибольшего единения с оркестром. Ты чаще играешь по памяти или отдаешь предпочтение чтению с листа? Или же для тебя присутствие партитуры имеет иное значение?

Ф: И об этом тоже мне хотелось бы поговорить с Листом, потому что именно он первым стал исполнять концерты по памяти. Лист был первым кто ввел эту "моду". Конечно в подобном исполнении есть некий риск, но все же когда возможно, я предпочитаю играть по памяти. Это намного лучше и дает огромную эмоциональную свободу и еще возможность лучше проникнуться тем, что я делаю.

М: Есть ли у тебя хобби? Что тебе нравится делать в свободное время, если оно у тебя есть?

Ф: Мне очень нравится заниматься бегом, но к сожалению, у меня не так часто получается это делать. Я стараюсь бегать, анализируя различные виды движения. Я считаю что это занятие помогает мне и в моей работе музыканта, но это всего лишь хобби. Мне хотелось бы бегать чаще, но к сожалению у меня очень мало свободного времени. Когда удается я всегда делаю это с большим удовольствием.

А еще мне очень нравится смотреть фильмы. Когда есть время я люблю посмотреть авторское итальянское кино, или фильмы Стенли Кубрика, которые смотрены и пересмотрены уже много раз. Вдумчивый просмотр и анализ увиденного очень схож с поиском который осуществляется в музыке.

И конечно же я обожаю читать. Сейчас я читаю в основном европейскую и русскую литературу XIX века. Из русской классики мне очень нравятся Федор Достоевский и Лев Толстой, из французской Флобер. Из итальянских авторов даже и не знаю кого назвать. Многие оказали на меня влияние, как поэты так и романисты. Между ними и итальянскими композиторами XIX столетия была тесная культурная связь. Конечно же произведения таких великих авторов, как Мандзони и Леопарди я много изучал в школьные годы и немало читал их и в последующие годы.

М: Что в особенности тебе нравится в русской литературе?

Ф: Мой отец всегда обращал мое внимание на русскую классику. Я начал читать русские романы достаточно рано и они мне безумно нравились. Прочел все самые знаменитые произведения, такие как "Война и мир" Льва Толстого, "Идиот" и "Преступление и наказание" Федора Достоевского. Я смог даже сопоставить их с европейской литературой того же периода и понять для себя разницу в описании персонажей европейскими и русскими авторами. Это было очень интересно.

Русские персонажи очень сложные и многогранные. И это как раз то, что больше всего восхищает меня в русской литературе: такое детальное описания действующих лиц.

Мне нравится эта сложность, скрытая за внешней простотой повседневный жизни. Часто это портреты необычных персонажей, у которых потребности выходят за рамки потребностей обычных людей. Глядя на них без особого внимания, они кажутся нам совершенно обычными людьми и лишь проницательный взгляд писателя может высветить все особенности их характеров, противоречия, которые в конце концов есть в каждом из нас. Потрясающе открывать для себя то, что в каждом из нас скрыт персонаж Достоевского или Толстого.

М: Как ты отдыхаешь?

Ф: Я не делаю различий между работой и отдыхом. Если ты постоянно "путешествуешь по миру" в поисках новых открытий ты не чувствуешь необходимости в отдыхе. По сути дела именно этим я постоянно и занимаюсь разучивая новые произведения. Время от времени отдых конечно необходим, но тебе настолько нравятся места твоих "путешествий", что у тебя появляется желание открывать для себя все новые и новые и все больше и больше.

Между тем, я люблю прогулки в созерцании красоты природы. Это для меня отдых.

М: Слушаешь ли ты музыку и какую?

Ф: Обычно это классическая музыка и еще я очень люблю джаз. Это достаточно недавнее увлечение. Историю джаза я изучал 4 года назад для сдачи одного экзамена и меня очень увлекла эта форма музыкально искусства. Джаз меня очень обогащает. Что касается поп-музыки, то среди неё много ужасной, но думаю что есть и высокого качества. Скажем так, мне не часто случается слушать поп музыку потому что зачастую она слишком примитивна, но возможно я не слушаю ее потому что не достаточно с ней знаком.

Марина Николаева/ Лукка, май 2013 года
перевод с итальянского Марины Николаевой

 
 
Copyright (c) 2015-2017 cittadipuccini.ru. All rights reserved.