CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
 
 
 

что посмотреть

 
 

"Родителям сложно поддерживать детей в артистической карьере, а особенно, когда это касается такого редкого ремесла, как опера."

***


Дорогие читатели,

Этот разговор состоялся в преддверии российского дебюта Франсиско Брито (Francisco Brito). 9 февраля аргентинский тенор выступит в Москве в Музыкальном Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко в опере Джоакино Россини "Итальянка в Алжире". Я слышала Франсиско в различных постановках в Италии и очень рада его дебюту в моём родном городе.

Со своей будущей женой Стефанией Панигини он познакомился в театре в процессе совместной работы над французской опереттой. Это семейная пара красивых людей и замечательных артистов: оперного режиссера и тенора. В 2016 у Стефании и Франсиско родилась дочка Елена.

Очень надеюсь в будущем увидеть их обоих в совместной постановке в Москве.

 

Марина: Франсиско, я начну наш разговор с вопроса, который задают всем артистам. Как началась твоя музыкальная карьера?

Франсиско: Я пел всегда. Самое давнее воспоминание относится к выступлению на школьном концерте, когда мне было 9 лет. С того возраста я стал проявлять любовь к музыке и искать ее повсюду. Долгое время играл на гитаре, а в11 лет мой отец помог мне организовать собственную группу аргентинской фольклорной музыки, в которой я выступал в качестве солиста на различных мероприятиях касающихся этого музыкального жанра. Спустя три года мой папа решил отдать меня серьезно обучаться пению. Таким образом, в 14 лет я попал в руки к педагогу, который так же являлся и оперным исполнителем.

М: Где и у кого ты учился?

Ф: В Аргентине я брал частные уроки у Гильермо Ромеро Исмаэля (Guillermo Romero Ismael), моего первого и самого важного для меня педагога. Именно он, с первых уроков, сумел привить мне любовь к оперному пению. После месяца занятий мой педагог пригласил меня исполнить в его концерте знаменитую арию герцога “La donna è mobile” из Риголетто и это выступление окончательно и бесповоротно влюбило меня в оперу.

В 18-летнем возрасте я переехал в Италию для обучения в Академии оперного искусства у Уильяма Маттеуцци (William Matteuzzi) и затем продолжил учебу в Болонье, в итальянской оперной школе.

М: Ты родом из Аргентины. Часто ли получается бывать на родине?

Ф: Стараюсь бывать там раз в год. В этом году, я планирую поехать в Аргентину в сентябре с женой и дочкой.

М: Ты вырос в музыкальной семье?

Ф: В моей семье все занимаются совершенно другими вещами. Моя мама, у которой очень красивый голос и прекрасный слух, художница. Мой папа, напрочь лишенный музыкально слуха, геолог. А мои трое младших братьев и сестра, работают в семье. Самый младший из братьев играет и поет легкую музыку, к сожалению только в качестве хобби, хотя у него огромный талант.

М: Что или кто повлиял на твой выбор профессии?

Ф: Как я уже сказал ранее, влюбил меня в оперу мой первый педагог. И еще, мне очень помогла поддержка моих родителей, которые всегда были готовы мне помочь сделать правильный выбор. Родителям сложно поддерживать детей в артистической карьере, а особенно, когда это касается такого редкого ремесла как опера.

М: Редкого в Аргентине?

Ф: В особенности в Аргентине. А потом, ведь это известный факт, что родители всегда желают, чтобы их дети получили серьезную профессию, а не артистистическую.

М: А опера, вообще, популярна в Аргентине?

Ф: К сожалению, только в Буэнос Айросе. Сейчас интерес к ней растет на национальном уровне, но пока оперные театры все еще остаются редким явлением в Аргентине. Во всей стране из порядка трех-четырех.

М: Помнишь ли ты своё самое первое выступление на сцене? Сколько тебе было тогда лет, где и что ты исполнял?

Ф: Мой сценический дебют состоялся в возрасте 10 лет на фестивале организованном местным приходом. Гитарист предложил мне сыграть и я совершенно непринужденно и без страха впервые спел на сцене. С того выступления все и началось.

М: А твое первое выступление в опере где произошло?

Ф: Мой оперный дебют я все еще вспоминаю как один из наиболее сложных опытов, которые я когда-либо имел в жизни. Мне был 21 год и я был студентом Академии оперного искусства в Озимо. В тот период на фестивале Festival della Valle d’Itria в Мартина Франка давали "Ахилла на Скиросе" (Achille in Sciro) Доменико Сарро (Domenico Sarro), оперу очень необычную и в особенности, очень длинную и сложную, не говоря уже о том, что в наше время она никогда не исполнялась. Тенор, ангажированный на роль Улисса отказался от участия и таким образом, я оказался за не делю до репетиций с толмутом трех с половиной часов музыки для заучивания роли. В результате, согласившись по неопытности на такую сложную роль, справился я с ней, потратив массу энергии, но с желанием продолжать заниматься этой великолепной работой.

М: Тебе уже приходилось участвовать в оперных постановках в Аргентине?

Ф: Один единственный раз в 2011 году. В Буэнос Айресе я пел Бельфьоре в "Путешествии в Реймс" Джоакино Россини.

М: А твоя большая аргентинская семья когда и где впервые услышала тебя в опере?

Ф: Они присутствовали на многих моих концертах, но в опере слышали меня только в 2011 в Буэнос Айресе и прошлым летом на Фестивале Россини в Пезаро. К сожалению, мы находимся далеко друг от друга.

М: Большую часть твоего репертуара составляет музыка Россини и ты уже неоднократно принимал участие в оперном фестивале Россини в итальянском Пезаро. С какой ролью ты там дебютировал и какие у тебя остались впечатления от твоей последней работы в "Деве озера" с Хуан Диего Флоресом под управлением Микеле Мариотти?

Ф: Действительно, я россиниевский певец и 90% моего репертуара - это произведения Россини. Но я пою также Доницетти, Беллини, Моцарта и репертуар Барокко. В Пезаро я выступал несколько раз и всегда с большой радостью возвращаюсь туда. В прошлом году я работал в "Деве озера" вместе с Хуан Диего Флоресом (Juan Diego Florez) и Микеле Мариотти (Michele Mariotti). Поскольку они являются одними из лучших исполнителей этого репертуара, я у них многому научился.
Мой дебют здесь состоялся в "Путешествии в Реймс" в россиниевской академии, которая является прекрасной реалией этого фестиваля нацеленной на открытие новых россиниевских имен.

М: О чем ты думаешь перед выходом на сцену?

Ф: О чем думаю... обычно повторяю в уме сценические движения и речитативы и слушаю свое тело, чтобы иметь контроль над собой и тем, что я делаю. К сожалению, или к счастью, я никогда не испытывал беспокойства перед выходом на сцену и никогда не нервничал. Разве что несколько раз, но достаточно редко. В последнее время я много думаю о своей дочери и своей новой маленькой семье, которую мы создали с моей женой. Думаю, что теперь я не только певец, а еще и папа, который поет, а следовательно, все приобретает совершенной иной вес.

М: Я знаю, что в 2013 году ты записал диск.

Ф: Да. Диск старинной музыкой.

М: Как родилась идея его записи?

Ф: На самом деле, это не просто запись музыки, а аргентинского фольклора под аккомпанемент барочных инструментов. Мой друг, дирижер Рубен Дубровски (Ruben Dubrovsky), хотел записать с его барочным ансамблем диск аргентинской музыки и предложил мне поучаствовать в этом проекте. Диск мы записали в Вене в звукозаписывающей компании Gramola в 2013 году. Называется он Vidala.

М: Что такое Vidala?

Ф: Это народный музыкальный и танцевальный жанр, как zamba, salsa, tango.

М: Это аргентинский жанр? Он популярен в твоей стране?

Ф: Да, да. Это чисто аргентинский жанр популярный на севере, в особенности в регионе Сальта, где я родился.

М: Значит предложение о записи этого диска ты принял с энтузиазмом?

Ф: Да, я об этом мечтал, потому что появилась возможность записать фольклорную музыку на профессиональном уровне. Подобное могло со мной случиться только в Европе. В Аргентине записать диск фольклорной музыки с барочным ансамблем такого уровня было бы невозможно, потому что люди относятся к фольклору, как к не слишком изысканному жанру, не особо благородному и по этой причине отводят ему посредственную роль. Фольклорный исполнитель не обучается ни музыке, ни вокальной технике, а потому сложно найти хороших музыкантов, которые рискнут играть музыку, считающуюся низкого уровня. Я же уверен в том, что все с точностью до наоборот. И этот диск наглядное тому подтверждение.

М: А у наших читателей есть возможность услышать два произведения с этого диска : Cuando nada te debia, T'ei de olvidar.

М: Исполняешь ли ты аргентинскую фольклорную музыку в своих концертах?

Ф: Да я всегда пою эти произведения в качестве бисов. Беру гитару и исполняю их в конце концерта.

М: 9 февраля ты будешь петь в Музыкальном Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко в Москве, в опере Джоакино Россини "Итальянка в Алжире". Это твой первый визит в Россию и в Москву?

Ф: Я первый раз приезжаю в Россию и мне особенно приятно петь в Москве в этом замечательном театре. Это интригующий и приятный опыт, который, надеюсь, будет не последним.

М: Не боишься русских холодов, как бОльшая часть итальянцев?

Ф: Не боюсь ли я холодов? Абсолютно нет. Обычное дело, что Аргентину считают жаркой страной. Но только север Аргентины можно было бы рассматривать, как жаркий регион, но не тропический. А вот юг такой же холодный как и Россия, если не более. В Патагонии очень холодно: от -15С, а иной раз до -30С. Но на Огненной Земле температуры бывают абсурдными даже летом. Только подумай, что тут же, за Аргентиной идет Антарктида. Аргентинская фауна включает в себя пингвинов, морских львов, голубых китов. Поэтому холод меня ничуть не пугает. Оденусь как следует.

М: Наверняка у тебя будет не так уж много свободного времени и все же, что бы ты хотел увидеть в Москве?

Ф: Без сомнения, Собор Василия Блаженного, Красную Площадь, Большой Театр, Кремль, а там посмотрим на месте.

М: Артистическая жизнь очень насыщенная и твоя в этом смысле не исключение. Ты постоянно в дороге и в разъездах. Когда выпадает свободное время, чему ты его посвящаешь?

Ф: Очень трудно находиться все время в разъездах, но самое важное заключается в организации перелетов, гостиниц, брони, собаки, ребенка и так далее.
Когда у меня выпадает свободное время, первое что я хочу - побыть дома с семьей. Жду не дождусь, когда моя дочка подрастет, чтобы пойти с ней в кино или покататься вместе на велосипеде. Мне нравится узнавать мир вместе с моей женой, даже когда речь идет о прогулках в пределах нашего города.

М: А дома, в компании друзей часто ли ты берешь гитару? Поешь ли для своей дочки Елены? Нравится ли ей тебя слушать?

Ф: Дома я пою всегда. А для своей дочери практически каждый день.

М: Чем для тебя запомнился 2016 год и какие проекты ожидают тебя в 2017 году?

Ф: 2016-й стал наиболее насыщенным для меня годом и я прожил много незабываемых моментов. Я дебютировал в Цюрихе в "Путешествии в Реймс", был дублирующим исполнителем у Хуан Диего Флореса на фестивале в Пезаро, дебютировал в Сан Карло в Неаполе и конечно же, главным событием ушедшего года было для меня рождение моей дочери, чье появление сделало мою жизнь еще более прекрасной и наполненной смысла.

2017-й начался с отличного старта, поскольку через несколько дней мы открываем сезон в Театре Петруццелли (Teatro Petruzzelli) в Бари "Сорокой-воровкой" Россини, в которой я исполняю партию Джанетто. Затем выступление в Москве, после чего я буду иметь честь быть дублирующим исполнителем одного из моих коллег в Театре Ла Скала все в той же "Сороке-воровке", затем последует дебют в "Пуританах" Беллини в Государственной опере Штутгарта и наконец, летом я пою в Дубае в моцартовской "Так поступают все".


официальный сайт: www.franciscorubenbrito.com
Франсиско Брито на Facebook

Николаева Марина / Лукка-Москва, январь 2017,
перевод с итальянского Марины Николаевой
фото Франсиско Брито

 
 
Copyright (c) 2015-2017 cittadipuccini.ru. All rights reserved.