CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
 
 
 

что посмотреть

 
 

"И вот, спустя год, я снова возвращаюсь в Москву, но на этот раз в Большой Театр.

Я счастлив работать на этой прославленной сцене!"

***

Марина: Почти год назад, в январе 2017 года, состоялся твой дебют в Москве в Музыкальном Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. Новый, 2018-й начнется для тебя с выступления в Большом Театре. На мой взгляд, это отличное начало года! С возвращением в Москву!

Как прошел 2017-й? Что произошло у тебя за этот период?

Франсиско: Действительно, прошел почти год с момента моего дебюта в Москве, где я спел Линдоро в “Итальянке в Алжире” Джоакино Россини. Это был замечательный опыт и тогда я подумал что с большой радостью снова бы приехал в этот удивительный город. И вот я возвращаюсь в Москву! Но на этот раз в другой театр и в другой роли. В январе 2018 года я буду петь Эрнесто в опере Гаэтано Доницетти “Дон Паскуале” в Большом Театре. Спустя год, который был переполнен событиями, я счастлив работать на этой прославленной сцене.

Уходящий год был чрезвычайно насыщенным как в артистическом, так и в личном плане, наполненный путешествиями, знакомствами с новыми людьми. И самое важное, что это был год, в котором у меня получилось провести достаточно много времени вместе с моей семьей - дочерью и женой. А потому начинать 2018-й с выступления в Большом Театре - это невероятная радость.

М: Ты работал во многих странах и различных театрах мира. Есть ли разница в организации рабочего процесса между театром Станиславского и другими мировыми оперными театрами?

Ф: В каждой стране есть свои положительные и отрицательные моменты, те самые за и против. Есть страны, в которых все хорошо функционирует, в том числе и в искусстве. Таким примером могут служить театр Франкфурта в Германии или Театр Торонто в Канаде.

В музыкальном Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко постановочный процесс был очень хорошо организован, поскольку за небольшое количество дней, имевшихся у нас в распоряжении, мы справились с постановкой очень сложной оперы и сумели это сделать на высоком уровне.

Некоторым певцам требуется большое количество репетиционных дней, порядка шести недель, мне достаточно двадцати дней. Кнечно же, все зависит еще и от того, какая опера ставится, насколько она сложная, но думаю что, для того же "Сивильского цирюльника" хватает двадцати-двадцати пяти дней репетиций. Важно с умом использовать это время. Приведу пример. Случается что из шести недель репетиций, пять отводится на режиссуру и лишь одна на музыкальные репетиции с дирижером, из которой всего четыре дня приходятся на репетиции в зале. Думаю, что наиболее оптимально все же, когда из шести недель, две занимают музыкальные прогоны в зале. Но в каждом театре свои расстановки и установки. В этом смысле очень приятно работать в Неаполе, Бари, Тревизо, Венеции, за рубежом во Франкфурте, Мангейме и Дрездене. Как бы то ни было, мой опыт работы в Театре Станиславского был очень позитивным, в особенности в отношении коллег и серьезного и скрупулёзного подхода к работе.

М: В прошлом году ты был в Москве в первый раз. Понравилось ли тебе здесь? Было ли у тебя время на то, чтобы увидеть город? Что тебе понравилось, а что может быть и не очень?

Ф: Москва прекрасна! Несмотря на дикий холод в -25С я не стал лишать себя прогулки по городу и посещения захватывающей дух Красной Площади. На этот раз, мне, как оперному исполнителю, просто необходимо посетить дом-музей Шаляпина.

То, что меня поразило в Москве - это высочайший уровень сервиса в ресторанах, гостиницах, супермаркетах. Он не просто высокий, но с очень уважительным, обходительным отношением к клиенту. В Москве в ресторанах и кафе для работников важно создать для посетителей атмосферу уюта, домашнего тепла и я ни на минуту не чувствовал себя здесь туристом, которому пытаются что-то навязать в баре или ресторане.

И еще одна вещь, которая мне запомнилась. Очень тронула меня одна пожилая синьора, работающая костюмером в Театре Станиславского. В её обязанности входило следить за порядком в артистической гримерной, за тем, чтобы все костюмы были в полном порядке. Думаю, что ей около 80 лет и на своем веку она повидала немало артистов. Она не говорила по-английски, но каждый раз приносила мне чай с вкуснейшими сладостями, конфеты, фрукты и потом попросила меня сфотографироваться вместе на память. Прекрасная женщина, редкой внутренней и внешней красоты, обходительности и вежливости, каких не часто встретишь.

М: Какое из событий уходящего года было для тебя наиболее ярким?

Ф: Самым ярким в уходящем году был дебют в партии Артуро в опере Винченцо Беллини "Пуритане". Еще будучи студентом, я видел в этой роли определенный рубеж, далекую мечту. Но в этом году, приободренный старшим коллегой и другом Эдгардо Рочей(Edgardo Rocha), я с радостью и большой ответственностью дебютировал в этой партии в Германии в Опере Штудгарта и теперь могу сказать что счастлив, что этот столь важный для меня дебют состоялся.

М: Есть ли у тебя педагог, который сопровождает тебя на протяжении твоей певческой карьеры?

Ф: Девяносто девять процентов певцов обязаны пятьюдесятью процентами своего успеха их педагогам, потому что как и во всех дисциплинах подобного рода, педагог это тот человек, который постоянно сопровождает исполнителя. В моем случае таким человеком для меня является Джорж Ансорена(Jorge Ansorena). Он тенор, но его основное занятие - педагог по вокалу. Это его ремесло, а значит он следит за твоими успехами и неудачами и, если позволяют условия, присутствует и на твоих выступлениях тоже.

В моей жизни было три основных педагога и все они сыграли очень важную роль в моем становлении. Первый, открыл меня как тенора. Это Гильермо Ромеро Исмаэль(Guillermo Romero Ismael), человек одаренный талантом распознать голос и влюбить тебя в оперу, что очень не просто сделать. Он справился с этой нелегкой задачей за несколько недель и это было настолько сильным потрясением для меня, что сегодня я все еще ощущаю эту любовь к своей работе.

Вторым педагогом стал для меня Уильям Маттеуцци(William Matteuzzi). Он помог мне точно определить и понять вокальные возможности моего голоса. Сумел сделать это с первого урока и прописать это в моей музыкальной ДНК. Сегодня я вижу певцов моего возраста или более старшего поколения, которые все еще не знают своих вокальных возможностей, не понимают какие партии подходят для их голоса. Из-за этого у них возникает неразбериха в выборе репертуара, а это влечет за собой недостаток предложений по работе со стороны театров. Таким образом,15 лет назад, благодаря этому педагогу, я уже знал каков мой голос, какие роли я могу петь, с чем идти на прослушивание, а за какие партии мне лучше не браться и это было основополагающим моментом в период моего становления.

И третий - это мой нынешний педагог Джорж Ансорена(Jorge Ansorena). Встреча с ним была практически чудом.

Мы - певцы, на протяжении своей вокальной карьеры переживаем множество кризисных моментов, особенно связанных с голосом и если есть певец, который говорит обратное не верьте ему, потому что эти кризисы неизбежны поскольку это чисто человеческий фактор.

Должен отметить, что Джорж Ансорена взял меня в момент моего большого вокального кризиса. Я мог петь, но тогда мне все давалось с большим трудом, стоило огромных усилий брать высокие ноты. Он терпеливо, шаг за шагом помог мне восстановить технику пения. Подитоживая, скажу, что у меня есть педагог, который ведет меня, но это не сиюминутная вещь, это было на протяжении всего того периода, что я пою.

М: Каким будет для тебя новый сезон 2018 года?

Ф: Как я уже отметил, 2017 год был насыщен всевозможными событиями. 2018 будет гораздо более интересным и наполненным. О чем мне хотелось бы сказать уже сейчас - это о двадцати спектаклях "Севильского цирюльника", которые мне предстоит спеть в феврале 2018 года в венецианском театре Ла Фениче. Для тенора спеть 20 спектаклей "Севильского цирюльника" - это неплохой вызов. Еще мне хотелось бы упомянуть о достаточно непривычных для меня партиях и в следующем году у меня два таких дебюта. Первый в опере Жака Франсуа Фроманталя Галеви "Жидовка"("La Juive"), в которой еще несколько лет назад я был не готов петь, но сегодня, наконец, могу сказать, что в свои 32 голос уже достаточно зрелый для исполнения партии Леопольда. И к этому дебюту добавлю, пожалуй, наиболее важный, в театре Доницетти в Бергамо. Примечательный факт этого дебюта заключается в том, что он является мировой премьерой наших дней. Речь идет об опере Гаэтано Доницетти "Елизавета в замке Кенильворт"("Elisabetta al castello di Kennilworth"). Опера была представлена публике в XIX веке, дошла до наших дней, но ни разу не ставилась в театре. Потому ее представляют как мировую премьеру наших дней.

М: Франсиско, я от всего сердца желаю тебе, чтобы все три выступления 10, 12 и 14 января 2018 в Большом Театре прошли на высоте! В 2015 году мы впервые услышали тебя в "Доне Паскуале" в Монтекарло. И кто бы мог тогда предположить, что всего лишь спустя три года мы снова услышим тебя все в той же роли, но уже в Москве в Большом Театре! Твоё ежегодное возвращение в мой родной город могло бы стать прекрасной традицией и, возможно, однажды, режиссером одного из спектаклей с твоим участием станет Стефания Панигини(Stefania Panighini). Это мое искреннее пожелание на будущий год вашей прекрасной артистической семье!

Николаева Марина /Турин-Москва, декабрь 2017,
перевод с итальянского Марины Николаевой
фото Франсиско Брито и Марины Николаевой

 
 
Copyright (c) 2015-2018 cittadipuccini.ru. All rights reserved.