CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
 
 
 

что посмотреть

 
 

"Если мы сумеем создать общество, в котором для всех найдутся и хлеб, и розы, тогда все у нас будет хорошо."

Серенелла Граньяни

***

В нашей беседе Серенелла поведала мне о том, что не умеет писать о вещах, которые ей не нравятся. То же самое я могу отнести и к себе. Героями моих интервью всегда становятся неординарные личности, люди искусства, которыми я искренне восхищаюсь.

Три года назад я увидела Серенеллу Граньяни (Serenella Gragnani) в Лукке, в Театре Джильо (Teatro Giglio). В спектакле "Сегодня вечером решаю я" она играла вместе со всемирно известным итальянским басом Карло Коломбарой (Carlo Colombara) и выступала также и в качестве одного из режиссеров-постановщиков. Но познакомиться лично нам довелось благодаря ее книге "Giù la maschera. Personaggi a nudo", написанной совместно с великолепным оперным певцом и артистом Хосе Курой (Jose Cura). Эта книга будет интересна не только любителям оперы, к которым отношусь и я, но и всем, кому небезынтересно познакомиться и понять лучше этот музыкальный жанр. Это очень интересное и своевременное издание, поскольку и итальянская, и общемировая культуры переживают сейчас серьезный кризис.

Все мы, в той или иной степени, обладаем внутренней культурой, и такие книги как эта, обогащают ее, дают ответы на различные вопросы и помогают лучше понять, что такое хорошо и что такое плохо, что истинно, а что ложно.

С Серенеллой мы говорили большей частью о культуре и об опере. Знакомство с ней и запись нашей беседы для меня большая радость и честь. Я благодарю Серенеллу за эту возможность и за ее искусство, и надеюсь, что это интервью положит начало большому и интересному разговору об итальянской опере и театре.

***

Марина: Я прочла о тебе множество информации: ты режиссер, психолог, писатель. Кто же такая Серенелла Граньяни? Как бы ты сама себя представила?

Серенелла: Я бы Сказала, что Серенелла Граньяни - это человек, который в первую очередь любит жизнь. Все, что я делаю в профессии, это попытка прожить ту жизнь, которая мне нравится, в которую я верю. Я люблю музыку и театр, и я постаралась найти в жизни дело, которое позволило бы мне выразить мою любовь к искусству. В основном я занимаюсь оперной режиссурой, потому что безмерно люблю оперу. Очень люблю писать. Эта любовь у меня с детства. Могу обходиться без всего, кроме ручки, которой делаю пометки. Мне очень интересны люди, они восхищают меня и мне нравится их понимать. Возможно поэтому я стала еще и психологом: эта профессия помогла мне научиться понимать людей. Но все, что я перечислила, это в контексте моей личности. А следовательно, наиболее важная для меня вещь - это сама моя жизнь.

М: Мы познакомились с тобой благодаря твоей книге "Giù la maschera. Personaggi a nudo". Я нахожу очень интересной и актуальной эту твою работу, особенно сейчас, когда итальянская культура переживает кризисный период. Большая удача найти подобную книгу, которая рассказывает об одной из прекраснейших вещей - музыке, и объясняет простым и понятным языком основные принципы оперного искусства. Это великолепный подарок не только для любителей оперы, но и для всех, кто любит классическую музыку и стремится лучше ее понять. И вдвойне приятен тот факт, что написали вы ее вместе с Хосе Курой. Как родилась идея совместного сотрудничества с этим великолепным тенором и артистом?

C: Я благодарю тебя за твои слова в адрес моей книги. Именно этого мне и хотелось: чтобы книга помогла читателям лучше понять оперу. И мне приятно, что ты отметила этот аспект. Её появление на свет состоялось отчасти по воле случая.

В 2000 году я подумала написать книгу о мужских персонажах опер Пуччини. Они меня интересовали значительно больше женских. Я обратилась к Хосе Куре, который приехал во Флоренцию петь "Паяцев" и "Сельскую честь", с вопросом о возможности записать с ним интервью о пуччиниевских персонажах. Он был очень любезен, согласившись, но не имея в тот момент свободного времени, предложил мне встретиться в декабре месяце в Мадриде, где должен был дебютировать в "Трубадуре". Я согласилась, и в Мадриде мы записали интервью, которое Хосе попросил ему прислать. Вместо того чтобы отправлять, я привезла ему интервью лично в Цюрих, где Кура пел в "Федоре" и готовил "Дона Карло". Интервью ему понравилось и Хосе сказал мне: "Я хотел бы немного подумать и затем сделать тебе одно предложение". Предложением было написать книгу о нем совместно с ним. Я была очень рада такой возможности и согласилась с большим удовольствием, поскольку к тому моменту, во всех увиденных мною спектаклях с его участием, Кура совмещал в себе то, чем на мой взгляд должен обладать лирический артист: великолепного актера и замечательного исполнителя. Я не умею писать о том, и о тех, кто мне не нравится. Минимум, я могу написать статью, но не книгу. Так мы начали нашу совместную работу над первой главой. Это было как раз в период его работы над "Доном Карло". Тогда же я первый раз встретилась с Карло Коломбарой, который впоследствии будет играть очень важную роль в моей жизни.

М: К слову о Карло Коломбаре. Сейчас вы пишете книгу совместно с ним. Вероятно, уже можно сказать что вот так, неожиданно для тебя самой, на свет появится целая серия, посвященная опере, оперным персонажам и ее исполнителям.

С: Да, пожалуй, именно так и можно сказать. К тому же и Даниэла Десси (Daniela Dessi) уже попросила меня о совместной работе над ее книгой (смеется). Я рада возможности заниматься углубленным исследованием еще и потому что считаю, что опера не может существовать без хороших исполнителей, которые способны вести ее вперед. Для меня главными действующими лицами в опере являются певцы. Я ни в коем случае не умаляю роли дирижеров и режиссеров, даже если на мой взгляд она уходит на второй план. Главным я вижу исполнителя, поскольку окончательный замысел доносит именно он. И физическое воплощение персонажа тоже его заслуга. По этой причине мне особенно нравится работать именно с певцами.

М: Когда ты начала работать с певцами в оперном театре? С чего началась твоя карьера оперного режиссера?

С: Любовь к опере всегда присутствовала во мне, поскольку я из семьи, в которой любили музыку. Мой дедушка был знаком с Пуччини, мой папа обладал великолепным баритоном. Маленькой, держа меня на руках, он пел мне "Риголетто", и мы смотрели на грозу за окном. Потом были годы учебы во Флоренции. В период окончания Университета я увлеклась классическим танцем и на протяжении 10-15 лет постоянно следила за творчеством Рудольфа Нуриева. Скажем так, я все время была увлечена спектаклем. Мне очень нравится Шекспир, который для меня является непревзойденным автором. Я люблю танец и оперу. Несколько лет я проработала психологом, занимаясь много танцетерапией и театром. А затем мне предложили поработать помощником режиссера на постановке "Богемы" на фестивале Пуччини. На тот момент я уже имела свои танцевальные спектакли. Они были необычными, с непосредственным участием публики, что позже я перенесла и в оперу.

Потом родилась идея написать книгу и осуществить постановку спектаклей с исполнителями уровня Карлы Коломбары (Carlo Colombara) и Массимо Кавалетти (Massimo Cavalletti).

М: Сейчас оперный театр переживает не самые лучшие времена не только в Италии, но в Италии в особенности. Каково твое мнение, что послужило причиной?

С: Что касается Италии, огромная проблема здесь заключается в культурной деградации, связанной с глубоким невежеством. В Италии музыкально не образовываются, а следовательно не понимают разницы между различными музыкальными жанрами. Находятся люди, для которых что опера, что песенка - все едино. Безусловно, и то и другое прекрасные вещи, но технически они несопоставимы. Одно дело написать оперу, и совсем иное - песенку. Что называется: "Булочка очень вкусна, но не идет в сравнение с продуманным блюдом, на приготовление которого требуется три часа времени". Это две разные вещи. Италия платит за глубокое культурное невежество, будь то музыка или история искусства, которые все меньше преподают в школах. И мне очень печально говорить об этом, учитывая то обстоятельство, что мы - страна, в которой сосредоточена бОльшая часть мирового культурного наследия. Но вместе с тем, мы и одна из наиболее невежественных стран с культурной точки зрения. Поезжай в Австрию и ты увидишь множество ребят, которые музыкально образованы. Они могут любить бардовского исполнителя или рок группу, но любят так же и Моцарта, понимая язык классической музыки. Я думаю что большая проблема Италии в этом. Такое положение дел конечно же привело и к нравственному падению нации. С моей точки зрения, когда имеет место культурное падение, тогда случается и социальная, и политическая деградация. И все это, если хотите, к великому сожалению, возможно было хорошо просчитано и кем-то очень желаемо. Образованные, просвещенные люди, владея определенными инструментами, становятся всегда опасными в тех ситуациях, когда имеет место голод и нищета, в том числе и культурный.

 

 

М: Пытаясь пробудить интерес к опере, сейчас в моде так называемая современная режиссура. Однако, этот термин чаще несет негативный оттенок, нежели позитивный. Что такое современная режиссура и почему зачастую она ужасна?

С: Оперный театр претерпел огромные финансовые потери, потому что в Италии своровали все, что можно было своровать. В наших музыкальных театрах разве что не демонтировали и не утащили кресла по причине того, что это было слишком сложно, но все остальное, что можно было вынести, вынесли. К сожалению, итальянцы - это нация, которая разрушила все то, что имела и наш управляющий класс был классом неосмотрительным и воровским. Об этом я тебе говорю прямо, с полной ответственной за свои слова. Ко всему прочему, мы дожили до того, что стали платить неимоверные гонорары, в особенности режиссерам, сценографам, считая что режиссер это "хозяин сцены". Мы были свидетелями отвратительных постановок, которые породило подобное мышление. Относительно разговора о современной режиссуре, о которой ты меня спросила. Одним из первых оперных режиссеров, думаю, был Тито Риккорди, сын Джулио Риккорди. Когда речь идет о настоящей оперной режиссуре, то в Италии в первую очередь вспоминается имя Висконти, как одного из первых значимых режиссеров. Почему современная режиссура отвратительна? Я придерживаюсь мнения, что не так важно, во что одет персонаж, однако должно быть соответствие либретто. Либретто это компас, который режиссер должен был бы использовать в продвижении по музыке. Настоящая современная режиссура, на мой взгляд, должна была бы углубить психологический анализ персонажей. Мне более всего интересно именно это: прийти к пониманию того, что думает и чувствует персонаж. В то время как происходит обратное, на лицо режиссура, в которой нет и минимального намека на это. Никому ничего неважно, и я думаю, что зачастую режиссер делает свой выбор, потому что должен оправдать свое назначение, свой чрезмерный гонорар. По этой причине он делает абсурдные вещи, поскольку таким образом у него больше уверенности в том, что ему заплатят "миллиард". С моей точки зрения, режиссер - это человек, который глубоко анализирует либретто и музыку, ищет и находит обоснования, которые делают персонажа все еще актуальным и притягательным для сегодняшней публики и предлагает их на суд зрителя.

Я присутствовала на большом количестве репетиций, поскольку имела счастье наблюдать за многочисленными постановочными процессами и наблюдала много раз, как режиссеру абсолютно не важна работа с певцом. Потому что для него певец - это вещь. Сколько раз случается пить с кем-то кофе в театральном баре и слышать режиссера, который говорит: "Если бы не этот певец, морочащий голову, было бы значительно лучше". Порой и от дирижера слышишь то же самое. Но так мы ни придем ни к чему, если не поймем, что опера это совместный труд, где нужно работать всем сообща, и хорошо бы понимать, что есть в душе самой музыки и персонажей. Для меня не столь важно, во что ты оденешь Риголетто, но важно, о чем он у тебя думает.

М: Возможно что люди, которые сейчас приходят работать в оперу, не знают и не понимают ее, и по этой причине делают отвратительные спектакли?

С: Мы - артисты, большей частью эгоцентристы. Нам нравится нести впереди себя наш эгоцентризм, и мы хотим исполнять ведущую роль. Но чтобы исполнять главенствующую роль в чем-либо, напиши оперу, книгу, сделай что-нибудь свое. Режиссер - это не хозяин чего-то своего. Это - человек, который должен был бы быть на службе у того, кто написал эту музыку и это либретто, пытаясь донести замысел автора. Зачастую же, режиссер следует своему личному видению, не задумываясь, соответствует ли оно музыке и самой истории. Сделать хорошо свою работу можно лишь находясь в поиске соответствия твоих личных идей тем, что имеются внутри оперы, внутри спектакля. И конечно же, нередко случается, что в оперу приходят люди далекие от этого вида искусства, и очень часто именно среди таких людей много тех, кто ставит оперы, не любя музыку.

Люди занимаются многими вещами, только вот, если женщина идет в постель с мужчиной за деньги, то ее называют проституткой или путаной, артиста же нет. Но он-то продал душу, что на мой взгляд гораздо хуже (смеется).

 

 

М: На твой взгляд, есть ли решение у этой проблемы? И как привлечь в оперу молодежь?

С: Сложно в корне разрешить эту проблему, потому что миром правят деньги. Достаточно вспомнить персонажей, которых выдают за великих теноров, и которые на самом деле являются лишь исполнителями легкого жанра. Или детей, подростков, которых продают как великих артистов, но которые в сущности еще дети, которым еще необходимо учиться и расти. Или вспомни о пожилых певцах, которые всю жизнь пели тенором, продолжают петь баритоном и были бы способны запеть еще и меццо-сопрано, лишь бы не покидать сцену. А великие дирижеры, которые дирижируют балаганными персонажами, потому что получают за это огромные деньги, художественные руководители, которые ангажируют заслуженных, но теперь уже далеко не в лучшей форме исполнителей, потому что за ними стоят гиганты звукозаписывающей индустрии. Поэтому, на самом деле мы боремся с этим, сражаемся с правилами, которые всего-навсего являются правилами нынешнего рынка. Это все та же история о голом короле из сказки Андерсена, в которой только ребенок имеет смелость сказать: " А король-то голый!" Возможно, необходимо работать именно в этом направлении: чтобы было больше детей, способных видеть вещи такими, какие они есть на самом деле. А следовательно, нужно проводить культурную работу, привлекать в театры молодую, все более подготовленную публику. И делать то, что пытаюсь делать и я : писать книги на заданную тему, ставить спектакли. В этом мой посильный вклад - дать людям "инструмент", надеть им очки, чтобы они могли видеть, когда король одетый, а когда голый (улыбается).

М: Возможно, именно по этой причине родилась ваша музыкальная ассоциация? Как она называется и кто ее основал?

С: Называется она Reset Music (официальный сайт www.resetart.com/resetmusic) - это подразделение более крупной компании Reset. Reset Music появилась на свет благодаря моей встрече, человека страстно увлеченного музыкой, с Джулио Фруголи (Giulio Frugoli), кинодокументалистом объехавшим мир, снимая в основном документальные антропологические фильмы и Карло Коломбарой (Carlo Colombara), великим итальянским басом. Мы познакомились и решили создать ассоциацию, которая помогала бы молодой публике узнавать как можно больше об опере. Под молодой я понимаю не только возрастной критерий, но в особенности тех, кто молод духом. Это могут быть и восьмидесятилетние. Скажем так, новая публика в широком смысле этого слова, которой мы сможем предложить иной формат книг и спектаклей, а также мастер-классы с определенным типом обучения.

К этой ассоциации, основанной нами тремя, потом присоединились также и другие артисты, такие как Массимо Кавалетти (Massimo Cavalletti), который является одним из лучших мировых баритонов, Даниэла Десси (Daniela Dessì), величайшая сопрано, Фабио Армилиато (Fabio Armiliato), тоже один из лучших теноров. Недавно к нам присоединилась еще Лучиана Динтино (Luciana d'Intino), одно из красивейших и величайших меццо-сопрано последних лет и Алессандро Бертолуччи (Alessandro Bertolucci), молодой киноактер. Все вместе мы решили ввязаться в это приключение, создав студию, которую открыли в Лукке в мае 2014 года. Почему в Лукке? Потому что это город Пуччини, потому что Джулио и я из Лукки, и к счастью, потому что и все остальные любят этот город.

М: Какими проектами вы сейчас занимаетесь?

С: К 30-летию творческой деятельности Карло Коломбары мы хотели бы выпустить книгу, которую я сейчас пишу в сотрудничестве с ним. Это работа, которой я отдаю много сил, и которую очень люблю. Нам хотелось бы показать в разных странах мира наш спектакль "Сегодня вечером решаю я" ("Stasera decido io"), где я и Джулио Фруголи выступили в качестве режиссеров-постановщиков. Так же мы организуем мастер-классы. 2 января вместе с Карло Коломбарой и Фульвио Массой (Fulvio Massa), замечательным педагогом по вокалу, мы едем в Бразилию, в Флорианаполис, с нашим первым зарубежным мастер-классом. В планах у нас и другой большой проект: мы хотели бы снять в Лукке фильм "Богема" в современных костюмах, но с особой техникой актерской игры, тщательно отработанной, с молодыми артистами. Это возможность познакомить широкую публику с тем, какой могла бы быть сегодня история Мими, Рудольфо, Коллена, прожитая молодыми ребятами: каково сегодня быть молодым современным художником и каковы нынешние возможности их существования.

М: Могут ли молодые таланты найти сегодня работу в Италии, или они вынуждены уезжать в поисках ее за границу? Какова на сегодня ситуация в Италии? По твоему мнению, у оперы и музыкального театра в Италии есть будущее ?

С: Я уверена, что будущее есть и будет тогда, когда итальянцы наконец решат по-настоящему рассердиться, когда большинство возьмут свою судьбу в свои руки, и когда критика политиков будет много более жесткой, сильной, и более направленной, и многие вещи не смогут более проходить безнаказанно, как это происходит сейчас.

У нас были такие политики, которые могли практически безнаказанно утверждать, что Помпеи стар и следовательно, если разрушится, то так тому и быть. И мы не дали им пинка под зад. Можешь написать это именно такими словами, потому что они единственные подходящие и верные для этого случая. Лишь тогда, когда мы, итальянцы, поймем, что культура - это не только колоссальный экономический ресурс, но и стержень народа, только в этом случае у молодых артистов будет будущее. Если же мы не сделаем этого в обозримом будущем, то будущего не будет не только у молодых артистов, его не будет ни у кого. Художественные профессии - это не только певцы, но и техники, сценографы, и все, кто работает за кулисами. Это важные профессии, которым должно быть уделено достаточное внимание, и если мы этого не сделаем, то очень рискуем. Опера родилась в Италии, в Тоскане, во Флоренции, и мы часто об этом забываем. Приезжают иностранцы , чтобы напомнить нам об этом. Мы рискуем полностью утратить это достояние и создать такую ситуацию, когда в наших театрах будут работать большей частью иностранные специалисты, обладающие большим профессионализмом, а не итальянцы, которые его теряют. А посему, мы должны взяться за ум не по причине шовинизма (это правильно, что вперед должны пробиваться лучшие), но ради того, что мы по праву и долгу своему обязаны представлять нашу итальянскую школу, поскольку опера как жанр родилась в Италии. По этой причине мы должны восстановить это превосходство и стараться быть лучшими в нашем родном виде искусства. Мы должны это сделать вопреки всему. Это нелепо, но думаю, нет иной нации более разрушительной в отношении своего собственного национального достояния, чем мы, итальянцы. Я говорю тебе это с большой горечью, потому что я итальянка и мне приятно и я счастлива быть ею, потому что Италия прекрасна, потому что у нас столько всего, и я не понимаю, как можно быть такими безумцами в отношении своего собственного культурного наследия.

 

 

М: К большому сожалению людям недостает культуры. Многие мало читают великой литературы и смотрят низкопробные фильмы. Но проблема также и в родителях, которые мало общаются со своими детьми и не уделяют им достаточно времени: не водят их в театр, на выставки, не читают классиков и не обсуждают все это вместе. Но если каждый из нас сделает хотя бы ту малость, что зависит от него, даже малую долю, постепенно, возможно мы сумеем изменить мир к лучшему, не ожидая этого лишь от политиков. Конечно же, культура должна иметь поддержку государства, но культура также и внутри каждого из нас.

С: Совершенно верно. Когда я говорю о политиках, я думаю собственно о тех людях, которые были избраны нами, и вероятно, именно в этом большая трагедия, потому что они были поставлены на свои места не сверху. Время императоров ушло, это мы их избрали. Ситуация становится таковой, что похожа на змею, жалящую свой хвост. Очень верно то, что говоришь ты: если каждый из нас внесет свою посильную лепту, возможно мы сумеем разорвать этот порочный круг. Когда все мы, итальянцы, поймем наконец, что именно мы должны "принудить" политиков открыть глаза и понять, что мы хотим иного, возможно тогда мы получим такой мир, какой хотим: справедливый, свободный, мир искусства.

Некоторое время назад я посмотрела замечательный фильм, который называется "Pride". Это реальная история из жизни, произошедшая в 80-х годах прошлого столетия в Великобритании, во времена правления Маргарет Тэтчер. Речь в нем идет о забастовке шахтеров, которая длилась почти год, и в один прекрасный момент правительство наложило секвестр на фонды национального синдиката шахтеров, который их поддерживал. И тогда группа геев решает помочь этим людям, собирая деньги и продукты. Фильм чудесный, потому что демонстрирует, так же и в иронической манере, как несмотря на трудности понимания друг друга (геи не были знакомы с шахтерами, а шахтеры не были знакомы с геями и были полны предрассудков), эта инициатива в конце концов имела успех.
Один из наиболее интересных моментов фильма, когда во время собрания одна девушка встает и начинает петь песню, которую потом подхватывают все. Эта замечательная песня, две фразы из которой меня поразили, потому что поется там следующее: "Одинаково важны и хлеб, и розы. Потому что, ровно так же как тело нуждается в хлебе, душа нуждается в розах." Для меня это было озарением. А ведь правда! Если мы сумеем создать общество, в котором для всех найдутся и хлеб, и розы , тогда все у нас будет хорошо.

Марина Николаева /Лукка, декабрь 2014
перевод с итальянского Марины Николаевой

фото Марины Николаевой и Марко Томеи

 
 
Copyright (c) 2015-2017 cittadipuccini.ru. All rights reserved.