CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
   
 

что посмотреть

 
 

"Моя любовь к опере врожденная и это моё естество до такой степени, что я пою “взахлеб”, преимущественно за рулем, весь репертуар итальянского бельканто от Верди до Пуччини"

 

***


Режиссер памятного "Дона Паскуале" Доницетти, поставленного в 2014 году на сцене миниатюрного театра в Монтекарло, Стефания Панигини, еще очень молода, но уже имеет в своем багаже достаточно разнообразный список оперных постановок в различных европейских театрах. Красивая женщина, жена аргентинского тенора, мама маленькой Элены, разносторонне талантливый человек, с прекрасным вкусом и глубокими знаниями, все это, несомненно помогает ей в любимой работе. В период, когда итальянская опера переживает не самые лучшие времена и часто приходится сталкиваться с постановками далекими от замысла композитора, лишенными хорошего вкуса и отсутствием глубокого знания материалы оперы режиссером, работы Стефании вселяют надежду на то, что будущее у этого музыкального жанра все же есть.

Я с интересом продолжу следить за работами Стефании Панигини и сегодня рада предложить вашему вниманию нашу с ней беседу.

 

Марина: Стефания, расскажи пожалуйста немного о себе. Где ты родилась? Где училась? Где живешь?

Стефания: Я родилась 35 лет назад в небольшом городке недалеко от Турина. Очень люблю этот город и чувствую себя здесь по-настоящему дома! Я закончила Классический Лицей, Консерваторию и Университет по специальности музыковедение в Турине. В Риме я год проучилась в Академии Драматического искусства и еще обучалась в школе оперного искусства при Болонском Театро Комунале.

М: А музыкой ты занималась? Почему решила стать оперным режиссером?

С: С самого юного возраста я много занималась музыкой и она всегда играла очень важную роль в моей жизни, но я и не думала, что музыка будет сопровождать меня всю жизнь! Я играла на классической гитаре и фортепьяно весь период своего обучения, затем взяла несколько уроков пения, но очень быстро поняла что это не мое. Точно знала, что хочу посвятить свою жизнь театру, но до определённого момента не очень представляла в каком именно качестве, пока однажды не прочитала в университете объявление о наборе на курсы режиссеров оперы. Вот так все и началось!

М: Какая разница между режиссером драматического и оперного театра? Кто такой оперный режиссер? Какими качествами он должен обладать? Что должен знать и уметь?

С: Основная разница, конечно же, в наличии музыки, являющейся отдельным языком, которую следует "читать" и понимать, как все остальные языки. По этой причине, режиссер, берущийся за постановку оперы, должен понимать и чувствовать музыку, не оставляя её в стороне, как второстепенный персонаж.
А потом, ведь и певцы не являются драматическими артистами: поскольку их технические навыки достаточно специфичны, технический контроль их тела и ума нуждаются в режиссерской работе иного направления, нежели с драматическими артистами, которая ведет к аналогичному качественному результату, но иным путем.

М: За что ты любишь свою работу?

С: За творчество, которое никогда не становится рутиной, за возможность работать в чудеснейших местах, за общение с большим количеством людей, с которым устанавливаются очень особенные отношения, за возможность перевоплощения.

М: С какими сложностями в ней тебе приходится сталкиваться?

С: На самом деле, моя работа включает в себя множество вещей и проходит различные этапы, и порой может растянуться на целый год: трудностью, в течении всего этого периода, является умение воображать и видеть то, чего пока не существует! Надо не бояться, постоянно бросать вызов собственной фантазии и видеть сверх действительности.

М: А как происходит подготовка к новой постановке?

С: Я подхожу к опере, изучая её и внимательно слушая, затем оставляю время на осмысление и начинаю работать с историческими документами. Пытаюсь, как можно глубже, погрузиться в тему, для более достоверного представления произведения и только потом работаю над драматургией, ища визуальный аспект созвучный моему представлению о постановке. Когда проект декораций и костюмов подходит к завершению, настает время сосредоточиться, собственно, на самой режиссуре: многое набрасывается на партитуре, но я оставляю возможность для импровизации и для работы в команде с исполнителями. Иной раз, если взаимодействие хорошее, то все складывается само собой.

М: Какие из твоих постановок для тебя наиболее памятны и почему?

С: “Дон Паскуале” в Лукке, поскольку передо мной была поставлена очень сложная задача, которую необходимо было осуществить в крохотном пространстве и “Ринальдо” в Тенерифе, где у меня наконец-то появилась возможность реализации большой постановки.

М: Знаешь, “Дон Паскуале” стал памятным и для меня! Я видела различные постановки "Лукка Опера Фестиваль", но этот спектакль был одним из лучших и без сомнения, заслуживает того, чтобы быть поставленным в более известных театрах Италии. Театро Дей Рассикурати (Teatro dei Rassicurati) в Монтекарло - это настоящая жемчужина. Он очень миниатюрный, с маленькой сценой и небольшим зрительным залом. В некотором смысле, практически домашний театр. Тебе пришлось столкнуться с какими-либо трудностями при работе в этом месте?

С: Да, безусловно! Такая крохотная сцена всегда создает большие трудности для певцов, которым в моих постановках приходится много двигаться. Конкретно в этом спектакле, мы поделили пространство на две части но, в тоже время, пришлось исключить все театральные кулисы, оставив сцену “голой” и расширив, некоторым образом, сценическое пространство.

М: И получили великолепный результат!

М: А из русского репертуара что-то вызывает твой интерес?

С: Я очень люблю Стравинского и Прокофьева, но проблемой всегда остается незнание языка, поскольку, для меня основным является глубокое погружение в материал, с которым я работаю. Но кто знает, если случится столкнуться с русской классикой, ты могла бы мне с этим помочь.

М: С большой радостью!

М: Ты считаешь, что режиссер должен понимать и возможно даже знать язык оперы, постановкой которой он занимается? Для многих исполнителей незнание языка не препятствие: они заучивают партию и потом исполняют её. Но некоторые, такие как Хосе Кура например, уверены, что необходимо хорошее знание языка, поскольку только так может прийти глубокое понимание того, что ты исполняешь. И именно по этой причине он никогда не исполняет Чайковского, поскольку не знает русского языка. И я думаю, что он прав. Думаешь в отношение режиссера это тоже важно?

С: Думаю, что если режиссер не знает языка, то он слово в слово должен, как следует, изучить перевод. Конечно, сделать можно все, но это будет не так уж просто. Мне случалось ставить оперы на немецком, языке, на котором я не говорю, и думаю, что у меня не получилось настолько же хорошо прочувствовать материал, как это происходит в тех случаях, когда я в полной мере могу оценить текст.

М: На каких языках ты читает и говоришь?

С: На итальянском, французском, английском и испанском. Очень хотелось бы говорить на немецком, но я никак не могу его выучить. Немецкий очень важен для моей работы, поскольку мне интересны оперы Моцарта на этом языке, “Летучий голландец” и другие оперы Вагнера, Берга…

М: Думаю, что после рождения Элены, у тебя совсем не остается свободного времени, и все же спрошу тебя о хобби.

С: Действительно, свободного времени у меня не так уж и много, но помимо режиссуры, я очень люблю фотографировать и это больше, чем хобби. Не исключено, что рано или поздно, я займусь другим делом.

М: Ты смогла бы оставить режиссуру ради фотографии?

С: Оставить - нет, но это два вида деятельности достаточно взаимосвязанных и порой неспешность фотографии помогает мне лучше воспринимать жизнь, остановить мгновение, запечатлеть красоту, зафиксировать мгновения жизни - все это фотография.

М: А театр? Ходишь ли ты в оперу как слушатель и каким находишь её сегодняшнее положение?

С: Я очень сложный слушатель: у меня не получается смотреть спектакль без фильтров и меня это расстраивает.
В сегодняшнем оперном театре креативность бьет ключом со всех сторон, но есть недостаток средств, необходимость в новой культурной политике, по крайней мере в Италии, которая позволила бы дать достойное существование этому прекрасному виду искусства!

М: Какие театры в Италии имеют более-менее стабильный оперный сезон? Где тебе самой уже пришлось поработать?

С: В Италии театры делятся на Fondazioni Lirico Sinfoniche, такие как театр Ла Фениче в Венеции или Театр Реджо в Турине, и на Teatri di Tradizione, такие как театр в Модене или Трапани, и помимо этого, существует еще множество небольших театров, у которых короткий сезон.
Мне приходилось работать во многих небольших театрах, в Teatri di Tradizione в Модене, Пьяченце и Трапани и в качестве ассистента я сотрудничаю практически со всеми Fondazioni.

М: Встречи с какими представителями оперного театра сыграли важную роль в твоей жизни?

С: На моем дебютном спектакле, которым была “Мирра” Витторио Альфьери, на Фестивале “Асти Театр”, присутствовали Ламберто Пуджелли (Lamberto Puggelli) и Эудженио Гульельминетти (Eugenio Giglielminetti) и это явилось, своего рода, боевым крещением, поскольку благодаря их замечаниям и впечатлениям я начала понимать как функционирует театральное пространство. Мне хотелось бы ещё упомянуть моего педагога Паоло Чиаффи Риканьо (Paolo Ciaffi Ricagno), преподавателя режиссуры в Консерватории Турина.
В качестве ассистента мне посчастливилось работать с Франческо Микели (Francesco Micheli) и Розеттой Кукки (Rosetta Cucchi). И наконец, очень значимым для меня было одобрение, высказанное лично Аланом Куртисом (Alan Curtis) в адрес моей работы во время репетиций “Орландо” Генделя, в Вене.

М: Твой супруг оперный певец и вы уже ни раз имели возможность работать вместе. Для тебя и Франчиско (Франчиско Брито (Francisco Brito), аргентинский тенор) радость или сложность работать на одной сцене?

С: Конечно, это сплошное удовольствие, даже, если не всегда всё идет гладко. Но нам хотелось бы чаще работать вместе. К сожалению, наши карьеры развиваются параллельно и очень редко пересекаются.

М: А из музыкальный предпочтений, есть ли у тебя любимые композиторы, оперы, которые тебе хотелось бы поставить, дирижеры, с которыми хотелось бы поработать?

С: Я люблю барокко и современную музыку. Испытываю удовольствие от работы с музыкой Генделя и Стравинского, но моя любовь к опере врожденная и это моё естество до такой степени, что я пою “взахлеб”, преимущественно за рулем, весь репертуар итальянского бельканто от Верди до Пуччини.

Мне хотелось бы поставить “Кармен” - мою первую и большую любовь, “Макбета”, потому что обожаю Шекспира Верди! Проекты готовы, дело лишь за тем, чтобы найти место для их реализации!
Хотелось бы сотрудничать с дирижерами, которые работают сообща с режиссером, потому что когда спектакль делается совместно, получается достигнуть наилучшего результата.

М: Чем в ближайшем будущем ты порадуешь публику и где?

С: После недавно прошедшей “Мадам Баттерфляй” в Трапани и “Нина, или Безумная от любви” в Савоне, я возобновлю работу над “Богемой”, поставленной Франко Микели (Francesco Micheli) в Венеции и ближайшим летом дебютирую с одной из наиболее известных опер Пуччини, но её название я пока сохраню в секрете!

М: Я уже заинтригована!

официальный сайт: www.stefaniapanighini.it
Стефания Панигини на Facebook

Марина Николаева/ Москва, ноябрь 2016
перевод с итальянского Марины Николаевой
фото и видео из личного архива Стефании Панигини

 
 
Copyright (c) 2015-2017 cittadipuccini.ru. All rights reserved.