CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
   
 

что посмотреть

 
 

***

Книгу Марио Дель Монако "Моя жизнь, мои успехи" я искала долго и целенаправленно и первым нашла, изданный в 1987 году, русский перевод. А книгу, которую вы видите на фото в "шапке", я отыскала уже много позже на итальянском eBay. Поэтому первое прочтение было на русском и помню, что книга мне понравилась. Написана она легким и простым слогом, с юмором. Несмотря на небольшой формат советского издания, в нем множество фотографий. Привычка читать с карандашом, поможет мне и сейчас, по прошествии нескольких лет со дня прочтения книги, процитировать вам некоторые интересные отрывки из неё:

 

"Если в "Отелло", где хозяйничал Росселини, я рисковал голосом, то "Аида", явилась смехотворным примером гегемонического наступления режиссеров. Пабст решил ошеломить публику сценой триумфа, поставленной по-голливудски, с колосальным размахом. Он запланировал движение огромных масс статистов, роскошные костюмы и животных. Именно животные и затащили его в комическую ловушку.

Он раздобыл в каком-то цирке пару крупных слонов, которым предназначалось с двумя седоками открыть на сцене победное шествие Радамеса. По замыслу Пабста, толстокожие великаны должны были, приблизившись к трону фараонов, замереть неподвижно справа и слева от него. Однако, режиссер не учел характера этих животных. Едва послышались ликующие трубные звуки триумфального марша, один из слонов, видимо, очень разволновался. Результатом его трепетной взволнованности явилось колоссальное количество экскрементов, которые, шлепнувшись на сцену, словно бомба, нанесли основательный урон одежде и обуви целой группы хористов и статистов. Можете себе представить, как столь неожиданное событие восприняли в партере. Мгоновение спустя из-за кулис выпорхнуло четверо танцовщиков. Неведая о том, что произошло, они изящной балетной пробежкой устремились к центральной части просцениума, и тут двое из них, поскользнувшись, распластались на предательской жиже. Раздался взрыв громового хохота, который отнюдь не убавился, когда появились двое странных древних египтян, каждый из которых держал в руках ведро с опилками, щетку и совок. Несмотря на то, что они старательно пытались придать архаическое достоинство своей операции, публика тут же обрушила на них шквал издевок. Весь спектакль оказался смазан этим злосчастным случаем, и сразу же по окончании дирекция Арены вызвала Пабста, дабы отговорить его от дальнейшего использования слонов. Пабст вполне обоснованно возразил, что слоны вовсе не обязательно будут на каждом представлении вести себя подобным образом, но в конце концов был вынужден уступить, и его уступка вылилась в еще более непредсказуемые последствия.

На место слонов поставили двух верблюдов. В красивых сбруях, нагруженные шкурами, золотом, коврами и слоновой костью - военными трофеями Радамеса, - они расположились, как и их предшественники, по обеим сторонам трона. Но и на этот раз серебристые трубные звуки возымели свое провокационное действие. Один из верблюдов принялся обильно поливать сцену, и все актеры, солисты, оркестр и публика с ужасом увидели, сколько жидкости способно вместить в себя это жвачное животное. Самое ужасное было то, что сцена Арены имела достаточно сильный наклон к просцениуму, и резвый ручей побежал прямо на будку суфлера. Тот едва успел, все побросав, спастись где-то под сценой, как неумолимый поток под восторженный рев публики обрушился на его рабочее место. Вновь режиссер, хоть и маститый, но пришедший из кино, пренебрег элементарными правилами осторожности, соблюдения которых требует не только оперный театр, но и театр вообще.

Анекдотов такого рода существует бесконечное множество..."

 

" Опера не только музыкальный, но и сугубо театральный жанр, и ее прелесть рождается именно в чудесном равновесии обеих частей".

 

Из послесловия Ирины Архиповой:

 

" Приезд Марио Дель Монако в нашу страну стал, собственно, не просто первыми гастролями итальянской оперной звезды в СССР, это был первый шаг в культурном сотрудничестве между Советским Союзом и Италией. Неизвечтно, как сложилась бы судьба этого обмена духовным богатством между двумя культурными державами Европы, если бы инициатором его в Италии был другой человек. Его энергия, упорство, художническая честность и честь совершили чудеса. Надо было побывать в Неаполе и Риме в 1960 году, чтобы понять это. О нас, о нашей стране итальянцы не просто знали ничтожно мало, они находились во власти какой-то одновременно смешной и страшной сказки. Иногда казалось, что наличие у меня одной головы и двух ног уже рождает удивление. Одна милая дама, высокоинтеллигентная дама, желая порадовать меня своей осведомленностью о русской жизни, сказала: " Я понимаю, у вас там так холодно, что надо жить тесно-тесно, чтобы согреться. Это ведь и есть коммунизм?".

 

Марина Николаева, октябрь 2016

вернуться в книжное меню

 
 
Copyright (c) 2015-2017 cittadipuccini.ru. All rights reserved.