CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
 
 
 

что посмотреть

 
 

"Сегодня дорого стоит быть артистом, в то время как феноменом - нет"

Массимо Каваллетти

***

Дорогие читатели,

в этот раз я решила сделать и себе, и вам настоящий подарок.

Массимо Каваллетти (Massimo Cavalletti) - всемирно известный баритон, на протяжении 10 лет успешно выступающий во всех самых известных оперных театрах мира, от Ла Скалы до Метрополитен-опера. Я хотела бы поблагодарить маэстро Каваллетти за возможность пообщаться и записать интервью для cittadipuccini.ru, за его любезность и время, которое он мне уделил.

Думаю, что эта беседа будет особенно интересна российской публике, поскольку интервью синьора Каваллетти на русском языке очень немногочисленны.

Массимо Каваллетти родом из Лукки. Обучение пению начал в своем родном городе под руководством Грациано Полидори (Graziano Polidori). В биографии артиста на официальном сайте можно прочитать следующее:

"В октябре 2004, дебютом в "Паризине", в Театре Доницетти в Бергамо (в постановке Академии усовершенствования оперных певцов театра Ла Скала) началось его сотрудничество с театром Ла Скала, на сцене которого он выступал в роли Фигаро ("Севильский цирюльник"), Шонара и Марселя ("Богема"), Энрико ("Лючия ди Ламмермур"), Паоло Альбиани ("Симон Бокканегра"), Форда ("Фальстаф"), Родриго ("Дон Карло"), Эскамильо ("Кармен").

С 2007 года Массимо Каваллетти выступает в Опере Цюриха в таких постановках, как "Богема", "Жидовка", "Сид", "Лючия ди Ламмермур", "Кармен", "Симон Бокканегра", "Севильский цирюльник", "Фальстаф", "Любовный напиток", "Полиевкт", "Театральные порядки и беспорядки" и "Дон Карло".

Массимо Каваллетти исполняет партию Марселя в Королевском Оперном Театре Ковент-Гарден; Шонара, Марселя в "Богеме" и Эскамильо в "Кармен" в Метрополитен-опера; Эскамильо в Венской Штатс-опере; Марселя в "Богеме" и Форда в "Фальстафе" на Фестивале в Зальцбурге; Форда и Марселя в Национальной Опере Голландии; Энрико в Токио, Дрездене и Гамбурге; Белькоре в "Любовном напитке" на Глайндборнском оперном фестивале и в Пекине; Леско в "Манон Леско" в Дойче Опера в Берлине; Паоло Альбиани в Штатс-Опера в Берлине; Марселя в Брюсселе и Фигаро в "Севильском цирюльнике" в Гамбурге.

Среди выступлений 2015 года дебют в роли Риккардо в "Пуританах" в Опере Флоренции и Ренато в "Бале-маскараде" в Тель-Авиве. А также дебют в Гран Театро дель Лисео в Барселоне в роли Эскамильо в "Кармен"; в Королевском Оперном Театре Муската в роли Малатесты в "Доне Паскуале", с Симфоническим Оркестром Шведского Радио в партии Форда в "Фальстафе"; возвращение в Оперу Цюриха в роли Белькоре; в Токио в роли Форда и в театре Ла Скала в партиях Эскамильо, Фигаро, Марселя и Форда".

 

Марина: Маэстро Каваллетти, я благодарю Вас за то, что Вы любезно согласились записать это интервью. Для меня это большая честь и радость для всех моих читателей, как российских, так и итальянских.

Мой сайт cittadipuccini.ru посвящен Вашему родному городу Лукке. На его страницах я много пишу о музыке и об опере. Из публикаций о Вас я узнала, что Вы никогда не думали становиться оперным исполнителем, и выбор этого пути, в некотором смысле, был для Вас случайным. Ваши детские годы каким-то образом были связаны с музыкой? Кто были Ваши педагоги?

Массимо Каваллетти: Свое знакомство с музыкой я начал в шестилетнем возрасте с пения в хоре, в церкви Святой Анны рядом с историческим центром Лукки. Потом было обучение игре на фортепьяно и фисгармонии. Я достаточно быстро полюбил музыку, но никогда не помышлял о том, что она станет моей жизнью.

Когда мне было лет 18-19, состоялось мое первое знакомство с оперой, а в двадцатилетнем возрасте я познакомился со своим первым педагогом - маэстро Грациано Полидори (Graziano Polidori), который по сей день живет в Вальдоттаво (Valdottavo), недалеко от Лукки. С ним я начал заниматься оперным пением, и с ним же начинал своё знакомство с миром оперы.

Впоследствии среди моих педагогов, которых мне хотелось бы упомянуть, были синьора Лучана Серра (Luciana Serra), преподававшая и совершенствовавшая со мной технику пения, а также ушедшая от нас Лейла Генчер (Leyla Gencer), которая очень много вложила в меня в отношении исполнительского искусства.

М: У Вас блистательная карьера. Вы выступаете во всех самых известных оперных театрах мира. В наше время, для того чтобы сделать карьеру, молодому певцу достаточно иметь талант, хороший голос, быть трудолюбивым и образованным, чтобы на него обратили внимание? Если это не так, то что сегодня необходимо исполнителю, для того, чтобы стать известным и сделать карьеру?

М: Постараюсь быть предельно ясным. Голос важен, но думаю, что в любые времена, даже в золотые годы оперы, голос, возможно, никогда и не являлся самой важной вещью. Нужна ГОЛОВА и отличная артистическая и профессиональная подготовка, нужно быть интересным, как артист, как личность и как исполнитель. Помимо этого, немаловажную роль играют большое везение и отличный менеджер, который наилучшим образом сможет вести дела, которые самим певцом, конечно же, вестись не могут. Так же, необходимо быть актерами и исполнителями, но это ценилось всегда. Иными словами, необходимо быть артистом на все 360 градусов.

М: Как Вы считаете, сегодня певец может оставаться независимым от артистического агентства, менеджмента и быть свободным в выборе исполняемого репертуара?

М: Без менеджера, который шаг за шагом будет выстраивать карьеру певца, международных высот достичь невозможно. Однако сохранять веру в собственную индивидуальность необходимо. Только певец знает, когда соглашаться на ту или иную роль, и какая роль подходит для его голоса. Выстроить репертуар, подсказать, как подойти к роли может его педагог. Эти вещи должны делаться по мере подготовки и возраста. Как бы то ни было, сегодня практически все артисты, представляемые агентствами, по крайней мере, самые известные, полностью отдают себе отчет в отношении тех ролей, на которые они соглашаются, и часто они же сами и предлагают себя на те партии, которые исполняют, и даже тогда, когда ошибаются в этом выборе, делают это осознанно.

М: Маэстро Каваллетти, что Вы думаете о том, что сейчас в оперном мире на первый план вышли агенты и именно они в нем "правят бал"?

М: Если под агентом имеется в виду артистический директор, тогда могу сказать, что от них всегда зависело многое. В связи с этим я бы вспомнил Неаполь времен Россини и знаменитого в то время Доменико Бабая (Domenico Babaja), а также и других арт директоров Ла Скалы или Метрополитен-опера, 70-80-х годов прошлого столетия.

И сегодня среди представителей этой профессии есть великие личности, которым необходимо управлять настоящими корпорациями, базирующимися на искусстве театра, находить договоренности между советом директоров и спонсорами и удовлетворять интересы публики их театров. Их работа сложна и ответственна, часто связана с капризами артистов, а также с неудачами, которые сваливаются на их плечи в виде происшествий, забастовок и всего остального. Выбор, который порой нам кажется непостижимым - это микс посредничеств, которые определяют выход той, а не иной афиши.

М: Как Вы относитесь к тому, что сейчас исчезло понятие "голосового амплуа"? Воплощая персонаж, композитор писал роль для совершенно определенного типа голоса. Если не следовать традиционному исполнению, пренебрегая желанием композитора, то таким образом происходит искажение его замысла. Что Вы думаете по этому поводу?

М: Что касается меня, то я очень внимательно подхожу к этому вопросу, но могу сказать, что сегодня многие решения связаны с продаваемостью "продукта". Есть феномены, которые появляются и артисты, которые поют. Век феномена, при удачном стечении обстоятельств, длится лет пять, артисты же поют на протяжении 30 лет. Но сегодня дорого стоит быть артистом, в то время как феноменом - нет. Как бы то ни было, надо сказать, что сейчас очень сложно найти голоса, которые были когда-то еще и потому, что у певцов больше нет времени для роста. Молодые исполнители, для того чтобы пробиться, должны петь вещи, которые могут стоить им карьеры и потом не могут вернуться обратно в репертуар. Если артист долгие годы поет один и тот же репертуар, со временем это становится рутиной, и его просят поменять репертуар, и вот тогда начинаются риски. Таким образом, сегодня артисту не дается времени для роста. При первой же совершенной ошибке тебя перемещают на второй план.

М: Случалось ли Вам отказываться от предложенных партий, возможно по причине того, что они были предложены слишком рано, или были какие-то иные мотивы?

М: Я не раз отклонял роли, предложенные слишком рано, но затем, через несколько лет, снова к ним возвращался, по мере того как дорастал до них. Как бы то ни было, могу сказать, что важно уметь говорить "Нет!", но так же важно и браться за некоторые партии, в особенности после 35 лет, потому что сегодня нужно иметь смелость идти навстречу сложным задачам. На выучивание репертуара требуются годы и поэтому, если я хочу петь вердиевский репертуар в 42, то должен начинать в 38, для того чтобы быть готовым к исполнению его в самых известных театрах мира.

М: Как Вы думаете, почему легкий баритон в начале своей карьеры решает петь Макбета? Чем вызвана такая спешка? Не лучше ли придерживаться принципа: "Лучше меньше, да лучше"?

М: Я думаю, что уже ответил на этот вопрос. Нередко соглашаются на роли, для того чтобы заявить о себе и быть в центре внимания. Часто такой выбор делается в более зрелом возрасте. Исполнение сильно драматических ролей в самом начале карьеры закрывает двери ко всему лирическому репертуару. Спустя 15-20 лет спинтового репертуара и выступления на всех мировых сценах театры не захотят больше иметь дело с этим артистом, поскольку будут искать что-то новое. А новое появляется каждый год в лице молодежи, готовой ринуться в бой! Поэтому лучше иметь порох в пороховницах, не использовать все свои ресурсы сразу, а сохранить их для более зрелого возраста и все время продолжать предлагать что-то новое! Новое - это то, что управляет сегодняшним рынком, и не только оперным.

М: Но в погоне за новинками часто теряется качество. И если сегодня у молодежи нет времени для того, чтобы профессионально расти, значит, у публики все меньше шансов услышать настоящих и хороших исполнителей, как те, которые были в золотые годы оперы. Таким образом, опера постепенно становится настоящим бизнесом, а не настоящим искусством. Все сложнее становится увидеть качественный спектакль с кастом артистов одинаково высоко уровня. Это не так?

М: В масштабных постановках нет больших различий между основными исполнителями, и мне практически не приходилось петь с артистами невысокого уровня. Напротив, часто выступление с великими артистами делает более значимыми и молодых, менее опытных певцов. То, что возможно ошибочно, так это вводить молодых исполнителей слишком рано в чересчур стрессовые постановки или на роли, которые не соответствуют их голосовым возможностям. Однако оглядываясь назад, по своему собственному опыту могу сказать, что в мои первые полтора года выступлений я сразу пел заглавную партию - лорда Энрико Аштона (Enrico Asthon) в масштабной постановке в Ла Скале, с великолепным кастом: с Хозе Бросом (Jose Bros), Патрицией Чиофи (Patrizia Ciofi), Джоджо Сурьяном (Giorgio Surian) и Роберто Аббадо (Roberto Abbado) за дирижерским пультом. Необходимо с большим вниманием подходить к каждому конкретному случаю. Сегодня, по прошествии 10 лет со дня моего дебюта, я вижу, что все больше наблюдается тенденция к "молодому" или "красивому", не беря во внимание реальные вокальные возможности исполнителя. Вот это может быть рискованно в процессе построения карьеры. Как бы то ни было, окончательный выбор всегда за певцом, и я вижу все больше исполнителей, умеющих сдерживать импульс и знающих, как сохранить свой голос. Голос - это самое важное, поскольку пока голос здоровый, карьера возможна. Без здоровья и голоса у певца нет будущего.

М: Массимо, Вы много лет живете в Цюрихе. Часто ли возвращаетесь в Лукку и по каким случаям?

М: Вот уже около 10 лет я живу в Швейцарии. Если быть точным, то сейчас в Тичино. В Лукку возвращаюсь в короткие периоды каникул, когда я не занят в театре. Иногда удается приехать только на Рождество и Пасху. Несколько раз получалось возвращаться на свой день рождения, в октябре. Случается приезжать сюда также и для участия в различных мероприятиях, как это было несколько дней назад, когда я пел в благотворительном концерте в пользу ассоциации, созданной в моем городе в помощь людям страдающим паркинсонизмом, которую я поддерживаю. Мне хотелось бы проводить здесь больше времени. Лукка - идеальный город для отдыха и наслаждения красотами и спокойствием этих мест. Город, комфортный для проживания. Место, где все еще можно наслаждаться общением с людьми и радоваться каждодневным вещами. Я люблю гулять по городской стене {прим. cittadipuccini.ru : Лукка - единственный в Италии город с полностью сохранившейся городской стеной, на которой располагается пешеходная зона} и в самом историческом центре, особенно в солнечные дни, или вечером, когда не слишком холодно. Сегодня и в пригороде, вне исторического центра, много различных мест для отдыха, с большим количеством новых баров для встреч и общения молодежи, которые ничуть не хуже модных заведений в крупных городах.

М: Профессия оперного исполнителя очень непростая, поскольку требует от артиста много как физических, так и моральных сил. В короткие периоды между выступлениями как Вы проводите свободное время, и что Вам помогает восстанавливать силы для новых путешествий и театральных сезонов?

М: Отдых - это лучшее средство для хорошего пения. Отдых не только в плане развлечений, но в особенности, в способности иметь свободный ум и в умении расслабляться, пытаясь дистанцироваться от стресса и одолевающих мыслей. Я очень люблю гулять по берегу моря, бывать на солнце, читать, готовить. С огромным удовольствием занимаюсь своей коллекцией монет и люблю проводить время с друзьями юности.

Жить хорошо не так просто. Надеюсь, что однажды рядом со мной будет семья и дети, которые смогут дать мне еще больше сил и еще более мощную мотивацию для того, чтобы делать хорошо мою работу. Только тот, кто занимается этой профессией или кто живет в непосредственном контакте с артистом, знает, сколько работы стоит за спектаклем любого уровня. На определенном уровне, с определенной ответственностью, стресс увеличивается порой до такой степени, что только сконцентрировавшись полностью на себе самом и со здравой долей эгоизма, возможно добиться желаемого результата.

М: Я знаю, что Вы любите читать и читаете много, в противовес бытующему мнению о том, что итальянцы читают очень мало. Какая из последних книг произвела на Вас впечатление и по какой причине?

М: Я действительно люблю читать. С появлением электронных книг намного проще брать с собой в поездки по миру целую библиотеку, помещающуюся в одном небольшом гаджете. Мне нравится и легкое чтиво, и триллеры, а также реальные, слегка романизированные истории. Очень люблю биографии и переписку. Сейчас с огромным удовольствием перечитываю "Наслаждение" итальянского классика начала XX века Габриэле Д'Аннунцио - книгу, которую читал во времена моей учебы в техническом лицее. Подаренная одной моей дорогой подругой, она пробудила во мне старые воспоминания и влюбила в себя еще больше. Думаю, что это то чтение, к которому очень интересно возвращаться в более зрелом возрасте, потому как оно порождает в голове множество мыслей. Еще очень люблю читать истории, написанные для детей, потому что если бы взрослые больше читали детских сказок, возможно, они понимали бы гораздо больше о жизни и отчетливо могли увидеть истину и мораль, стоящие за многими вещами, происходящими в жизни.

М: Как Вы считаете, чего сегодня не хватает оперному театру?

М: Не хватает общемировой стабильности и финансирования. Со стороны инвесторов театр не видится как источник дохода и многие национальные правительства не инвестируют больше в культуру, совершая таким образом огромную несправедливость по отношению к будущим поколениям, которые из-за этого будут более невежественными. Театр сегодня имеет все, что и имел раньше, но мировая ситуация и необузданное стремление к прибыли поставили и его и искусство в целом в положение, которое я бы назвал "эффектом спирали". Результаты инвестирования в театр и культуру проявляются не в денежном эквиваленте, а в воспитании будущих поколений, принципы которых не должны базироваться лишь на безудержном обогащении. Но я уверен, что эта ситуация изменится, и вернется в ближайшем будущем к повторному открытию нового "неоклассицизма" и в оперном театре.

М: Опера в Италии имеет будущее или времена великих дирижеров и исполнителей навсегда остались в прошлом?

М: Опера в Италии имеет большое будущее, во-первых, потому что у нас большое количество замечательных певцов, режиссеров и дирижеров среди молодежи, а во-вторых, многие из тех, кто постарше, на мировой арене уже делают и будут продолжать делать хорошо свое дело. Опера как жанр родилась в Италии, ее родной язык итальянский. Мы должны научиться представлять современной публике спектакли, которые просты в восприятии, но которые заставляли бы думать и повышали бы культурный уровень. Нам необходимо изменить наш образ мышления, сохранив в исполнении и игре красоту нашей истории и культуры. А потому я бы сказал: больше культуры и меньше пренебрежения к политике.

Я хотел бы поблагодарить Вас за предоставленную возможность ответить на эти замечательные вопросы, а так же поблагодарить всех людей, которые будут читать это интервью. Я жду вас в Лукке и во всех театрах мира! Да здравствует музыка и да здравствует жизнь!

официальный сайт: www.massimocavalletti.com
Массимо Каваллетти на Facebook
Массимо Каваллетти на YouTube

Марина Николаева / Москва - Лукка, апрель 2016
перевод с итальянского Марины Николаевой

фото и видео Массимо Каваллетти

 
 
Copyright (c) 2015-2017 cittadipuccini.ru. All rights reserved.