CITTADIPUCCINI.RU
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ О ГОРОДЕ И ЛЮДЯХ
RU/IT
 
 
 
 

что посмотреть

 
 

Книга Евгения Нестеренко “Размышления о профессии” вышла в свет в 1985 году. После этого, к моему великому сожалению, больше не переиздавалась. Думаю, что сожаление по этому поводу выразили бы все, кто её читал. Но найти её букинистический вариант очень просто и хорошо, что у всех заинтересованных есть возможность его приобрести и прочитать.

Думаю, что Евгений Евгеньевич писал её прежде всего для юного поколения исполнителей, только выбравшего или вступившего уже на путь оперного вокалиста. Но совершенно точно, книгу будет очень интересно и познавательно прочитать всем, кто любит оперу или хочет познакомиться с ней поближе и узнать особенности этой профессии. Книга очень хорошо написана и дополнена большим количеством фотографий.

Ценность таких изданий еще и в том, что написаны они не сторонним автором, а от первого лица. Рассуждения о музыке, исполнительском искусстве, сложностях, особенностях профессии. Совсем иначе начинаешь относиться к опере, зная многие нюансы. Много в книге рассказов о том, как была в те времена устроена работа оперных европейских театров, чем отличалась от подхода Большого театра. Много размышлений о Шаляпине и Римском-Корсакове, Мусоргском о том, как составляется программа концерта и как правильно её выстраивать. В общем, книга дает полное представлении о профессии оперного исполнителя и понимание о том, отчего одни влюбляются в оперное искусство на всю жизнь, а других оно отталкивает с первой же встречи.

Можно долго и много писать, но если я вас хоть немного заинтересовала, то лучше почитать самого Евгения Евгеньевича Нестеренко. А я, по доброй традиции, приведу лишь некоторые выдержки из книги.


- Тенденция к повышению оркестрового строя привела к тому, что мы сейчас поем в тональности почти на полтора тона выше, нежели во времена Баха, и больше чем на полтона выше, нежели во времена Глинки. Общепринятый международный стандарт - 440 колебаний в секунду для “ля” первой октавы. Это очень высокий камертон. Ведь мы не только разрушаем голоса, заставляя певцов петь при высоком оркестровом строе, но и лишаем себя удовольствия воспринимать натуральную окраску тембров.

- Вокалист должен извлекать звук так,чтобы никаких посторонних движений не было видно. Певец - это музыкант, который должен всячески засекретить и для слушателей и для зрителей напряжение и усилия от звукоизвлечения. В этом одна из трудностей профессии, потому что толко невидимый или почти невидимый процесс фонации не будет отвлекать зрителя от актерской игры оперного певца.

- Не всем известно, что певец во время пения практически не слышит музыки - он сам себя оглушает. Слушатели же часто удивляются, как это вокалист при, казалось бы,прекрасно слышимом оркестре теряет тональность. Певцу приходится корректировать правильность своего пения в паузах, когда он молчит.

- Поколение певцов, к которому принадлежит Алексей Петрович Иванов, справедливо считало четкую, ясную дикцию не только обязательным признаком совершенного мастерства, но и просто признаком культуры, хорошего тона, воспитанности артиста!

- Одно из самых трудных для исполнения произведений в смысле произношения - “Попутная песня” Глинки. Дело не только в быстром её темпе, не только в скороговорке, а в исключительно большом количестве согласных в словах.

- Есть одно обстоятельство, которые мы должны учитывать и которое меня страшно нервирует. Всегда найдется в зале несколько человек, записывающих концерт или спектакль. Осознание того, что спектакль записывается, не только раздражает и мешает, но и требует более тщательной подготовки или отказа от выступления в больном состоянии, чтобы потом не говорили: “ “Вот послушайте, как он плохо поет”.

- Когда я задаю себе вопрос, что было главным в человеческом существе моих двух Учителей, я отвечаю: доброта - как свойство русского характера и как результат воспитания и жизненного опыта.

- “Считаю самой правильной школой нашу русскую”, - читаем мы в дневнике Марии Михайловны Матвеевой. Она была убеждена в высочайшем уровне русского музыкального искусства, в его огромном влиянии на искусство других народов. Помню, как она говорила о Мусоргском, называя его великим реформатором оперного искусства, такого же масштаба, как Глюк и Вагнер. Это запало мне в душу на всю жизнь.

- “Преподавание в клубе университета приносит мне много радости, особенно теперь, когда я совсем не вижу. Не будь этого, я просто бы умерла. Я больше жизни люблю Россию… Нельзя поддаваться болезни!” ( Мария Михайловна Матвеева - педагог Евгения Нестеренко))

- “Петь надо просто и естественно, как говоришь”, - часто повторяла она своим ученикам.
- “Русская и советская вокальные школы наиболее универсальны - их воспитанники убедительны и в произведениях, созданных в других странах, в то время как воспитанники, скажем, итальянской или немецкой школ редко добиваются успеха в интерпретации русских композиторов.

- Современные советские певцы являются представителями одной из крупнейших и авторитетнейших в мировом музыкальном искусстве музыкальных школ. Основоположник русской музыки Михаил Иванович Глинка является и основателем русской вокальной школы - исторически сложившегося метода обучения певцов, базирующегося на глинкинском концентрическом методе развития голоса. Школа эта опирается на благодатнейшие фонетические свойства русского языка, на многовековые традиции народного пения и во главу угла ставит искренность и естественность художественного выражения, необходимые при исполнении музыки отечественных композиторов.

- Каким должен быть человек, выходящий сегодня на сцену? Прежде всего он должен обладать большой культурой, высокими нравственными качествами, душевным богатством, глубокими знаниями. Верно писал Василий Шукшин : “Одно скажу: отдельно артиста от человека нету, это всегда вместе : насколько глубок, интересен человек, настолько он интересный артист. Вообще, видно, с художниками так и бывает”

- В Милане климат тяжелый. Наверное, справедливо утверждение, что такого неблагоприятного для певцов климата нет ни в одном городе Италии, а вот судьба распорядилась так, что лучший оперный театр страны находится именно в Милане.

- В истории мировой музыки нет больше примеров великого творческого подвига равного тому, что совершил Николай Андреевич Римский-Корсаков. Его заслуги перед русским музыкальным искусством огромны.
Римский-Корсаков и Глазунов совершили, можно сказать без преувеличения, творческий подвиг, и благодаря их усилиям мы имеем оперы “Князь Игорь”.

- В конце 1978 года я был на гастролях в Лондоне. Как-то зашел к моим знакомым, которые сказали мне, что в этот вечер к ним обещал заглянуть один английский дирижер, очень любящий русскую музыку. Действительно, скоро в гостиную вошел стройный седой человек с огромным томом под мышкой. Мы познакомились, имя его - Дэвид Ллойд-Джонс - мне ничего не говорило. Беседа началась с его вопросов - как нравится Лондон, что я здесь много пою, будет ли после серии спектаклей “Севильского цирюльника” в “Ковент-Гарден” какой-нибудь концерт.. Да, отвечаю, намечен в Вигмор-холле сольный вечер, в программе - Шостакович и Мусоргский. Мы беседовали по-английски, вдруг Ллойл- Джонс переходит на русский язык, которым, как оказалось, он неплохо владеет, и спрашивает, какие произведения Мусоргского я буду петь. “Песни и пояски смерти”, “Блоху”, “Семинариста”, - отвечаю. “А что еще?”, - “Ну, остальное вам вряд ли знакомо”, - “А все-таки что?”, - “Горними тихо летела душа небесами” , - “ А, это на слова Алексея Константиновича Толстого…”, - “По- над Доном сад цветет”, - “ Да, знаю. Какие прекрасные стихи Кольцова!”, - “Откуда вам знакомы эти песни, они так редко исполняются?”- “Я знаю всего Мусоргского,да, пожалуй, почти всю русскую музыку, а также многое написанное советскими композиторами”, - не без гордости произнес мой собеседник. (Кстати, том, который он принес с собой, оказался партитурой третьей симфонии Р.М.Глиэра “Илья Муромец”).
Затем Дэвид Ллойд-Джонс рассказал мне, что недавно вышла подготовленная им к печати подлинная партитура “Бориса Годунова”, то есть впервые в истории напечатан совершенно не измененный текст оперы. Он несколько лет работал в наших хранилищах манускриптов, имеет фотокопии всех рукописей Мусоргского, а также и некоторых других композиторов.
На следующий день я пошел в нотный магазин, купил партитуру “Бориса”, на которой позднее по моей просьбе Лллойд-Джонс сделал надпись по-русски для музея М.П.Мусоргского в Карево-Наумове Псковской области, куда я затем эту партитуру передал.

Марина Николаева/ ноябрь 2023

вернуться в книжное меню

 
 
Copyright (c) 2015-2024 cittadipuccini.ru. All rights reserved.